Приказано собирать!

Заманить в Россию дорогого инвестора умеет только Путин. Если он лично едет и договаривается, ему верят и подписывают контракт. Но у него, как у Президента, специализация скорее имиджевая и политическая, и в меньшей степени экономическая.

Поэтому тендер на Олимпиаду в Сочи он выиграл блестяще, универсиаду в Казани организовал стремительно, Чемпионат Мира по футболу на 2018 год получил решительно, саммит АТЭС провел масштабно. Хотя оба газопровода в Европу (Nord Stream и South Stream) это тоже лично его заслуга, как и нефтепровод через Сковородино в Китай. Но когда на инвестора наваливается Премьер и несколько вице-премьеров, заслоняющих шириной улыбок экономический упадок страны, получаются лишь многосторонние переговоры и протоколы о намерениях. При этом Президент приезжает и ставит мат в один ход, а все остальное Правительство тихо тонет в многоходовых комбинациях, регулярно предлагая настороженным инвесторам новые игровые доски с другими фигурами, развлекая их калейдоскопом международных форумов, круглых и квадратных столов, совещаниями на высшем уровне и встречами лидеров.

Телодвижения вокруг инвесторов (если речь не идет о политике и мероприятиях всепланетного уровня) развиваются по двум стратегическим направлениям: президентскому - давайте мы вам продадим (нефть, газ, лес, уголь), и правительственному - давайте вы у нас построите завод (автомобильный, компонентный, сборочный). Когда партию ведет наш Президент, иностранцы редко проверяют и в основном соглашаются. Если контрагентом выступает Правительство они начинают проверять, задавать вопросы и думать над предоставленными цифрами, делая на их основе опрометчивые выводы, как это произошло с АВТОВАЗом, приписавшем себе по итогам 2012 года прибыль в 29,5 млрд. рублей на основании дисконтирования беспроцентных займов, поскольку это позволяют отечественные нормы финансовой отчетности. Такая грандиозная цифра невероятно обрадовала доверчивых иностранцев, с разгону наградивших Игоря Комарова титулом «Лучший топ-менеджер автоиндустрии развивающихся стран».

Но кроме инвесторов высшего полета, гипнотизируемых Президентом и зомбируемых Правительством, на пороге страны постоянно объявляются задумчивые друзья и соратники тех, кто уже обжился в России. Как правило, все они из автомобильной темы и являются поставщиками комплектующих для российских сборочных заводов, очутившихся у нас под сильную руку Путина. Постановление №166 о промсборке от 29.03.2005 выглядело ласково, обещало много и в мягкой форме и подманило осторожных автопроизводителей неспешными перспективами постепенного освоения рынка и неторопливого наращивания производства. А когда скромные автозаводы начали тихонько обживаться, им ввернули фитиль в неожиданное место поправками от 08.12.2010, кинули на шею хомут, жестко вставили в оглобли и огрели бичом, обязав расширить производство до 300 000 автомобилей в год, немедленно построить цех сборки двигателей и коробок передач и открыть научно-технические центры. Изящество комбинации в том, что удочку для ловли инвесторов передали вляпавшимся в Россию предприятиям и теперь они сами бросились уговаривать, рассказывать сказки и откровенно умолять своих международных партнеров спешно инвестировать средства в Россию и вложиться в кластеры по выпуску компонентов, поскольку в этой стране ничего кроме резиновых ковриков и ТОСОЛа использовать нельзя и необходимо создавать индустрию с нуля. И хотя иностранцы от нашей наглости, натиска и хамства в восторг не пришли, закопанных денег стало жалко, а импортный АЕВ спрогнозировал рост автомобильного рынка России до 4-5 миллионов новых машин в год, что обнадеживало и утешало. Поэтому вслед за инвесторами с красивыми автомобильными именами в Россию вереницей пленников потянулись производители комплектующих, тем самым обозначив еще одну массовую группу инвесторов второго эшелона.

А пока Президент и Правительство разыгрывали эту комбинацию инвестиционного насилия и привлекательности, по рынку России бродили инвесторы третьего порядка, самостоятельно постигшие перспективы нашей страны и не испугавшиеся положения дел в экономике. Часть из них пришла давно, как только пал занавес, часть с легким опозданием самостоятельно сформулировала интерес без государственных подсказок и просто решила попытать счастья. Но выходить на правительственный уровень они не считали нужным, напрямую работать с крупными предприятиями было невозможно (португальская компания «Corticeira Amorim Industria S.A.» попробовала предложить нашему главному автозаводу прокладки головки блока из натуральной пробки, но с нее потребовали откат и она в панике покинула страну). А такой общепринятый метод постижения рынка, как выставка, у нас был не всегда.

Когда волна интереса прибила к нашему берегу первую волну чутких, прозорливых и доверчивых, у нас была только одна входная дверь – Выставочный центр (Экспоцентр) на Красной Пресне (1977 г.), незримо прилагавшийся к Совинцентру (1980 г.) - официальной структуре КГБ. Должность директора Совинцентра была генерал-майорской. Но первый в истории страны Международный автосалон MIMS-92 все же прошел на ВДНХ, тем самым обозначив долгожданную конкуренцию и даже появление вполне самостоятельного выставочного бизнеса. Заодно оказалась разрушена монополия Экспоцентра на иностранцев. Тот год вообще много чего разрушил и построил. Одних только международных автовыставок в Москве случилось три, в том числе и на давней площадке в Сокольниках. И до той поры, пока за инвестиции и партнерство не взялся нынешний Президент и прилагающееся к нему Правительство, у иностранцев был только один вариант найти себе русского партнера – через тематическую выставку.

Как и полагается, мирного становления нового для страны выставочного бизнеса не получилось. Конкуренция вышла неласковая, а мероприятия наросли числом, упав в качестве. Особенно забавно получилось, когда в Москве стали проходить одновременно по два международных автосалона – на ВДНХ и в Экспоцентре. Иностранцы нервничали от калейдоскопа русской изобретательности, зрители терялись в статусах и международности, Представительства и дилеры путались в ранге оргкомитетов, выставочные площади поднимали цены и теряли качество. Полегчало лишь в 2004 году с вводом в строй комплекса Крокус-Экспо. Он неизбежно выиграл у конкурентов современностью, технологиями и простором, став основной экспозиционной площадкой и переняв эстафету главной входной двери в страну у советского предшественника на Красной Пресне.

Роль инвестиционного проводника, помогавшего иностранцам обрести русских партнеров, эстафетной палочкой прошла от ВДНХ, через Экспоцентр и осела в Крокус-Экспо, попутно оставив в памяти несколько отдельных эпизодов, например, Американскую выставку 1959 года в Сокольниках, не имевшую инвестиционных последствий. И пока на президентском уровне вымогают инвестиции по-крупному, на выставочных площадях идет вдумчивая работа по постижению России и осмотрительный поиск причин для вложения денег в страну. Заслуга каждой из площадок – пришедшие к нам конкретные предприятия. Через все три площадки (ВДНХ, Экспоцентр, Крокус-Экспо) к нам пришли почти все корейцы (если не считать соучастия их внешней разведки), выставочными площадями нас изучали японцы, засидевшиеся взаперти своих торговых домов, через международные автосалоны к пониманию русских перспектив пришел «Citroёn», первым показавший на MIMS-92 на ВДНХ настоящий концепт Activa-II, шведская «Volvo» мировую премьеру самой инновационной модели 850 GLT провела в 1991 году именно в Москве на автосалоне на ВДНХ, за месяц до Франкфурта. «Ford» и «Pirelli» именно на ВДНХ получили ту поддержку и понимание России, которые позволили им достичь нынешнего положения и построить заводы. «Peugeot» постигала потенциал России то же через выставки, застав площадки ВДНХ в самом стесненном виде на исходе их международной автомобильной деятельности. Но теперь с этими фирмами играют в высшей лиге на президентском уровне, пугая сбруей, обязательствами и окриками кучера, а инвестиционный поток третьего порядка перетек в Крокус-Экспо, разделившись на показательные выступления представительств автомобильных компаний в рамках ММАС и все тот же коммерческий диалог о будущих инвестициях на параллельном мероприятии Интеравто. Разговор все удачней, поскольку привел к нам тех самых производителей автокомпонентов и комплектующих, о которых мечтается Президенту и Правительству, от недостатка которых стонут обрусевшие автозаводы, но испуг которых перед натиском власти требует осмотрительных слов, спокойных движений и тактичных намерений. Попробовав Россию на ощупь, через цивилизованную дверь Интеравто к нам вошли «Eberspacher» и «Yokohama Tire Corporation». И, что совсем неожиданно, цивилизованным сценарием разговора с будущими партнерами воспользовались и наши фирмы, отыскавшие на Интеравто свой путь инвестиций и развития – «Альтоника», «Евросив», «Автоком», «Борский стекольный завод», «Аларм Трейд», «Волга-Автопром» и «Шадринский автоагрегатный завод».

Политика правительства и Постановление №166 изменило карту автомобильного производства страны. Наших брендов постепенно не станет. Останутся только сборочные производства иностранных компаний. Даже АВТОВАЗ в концепции развития до 2020 года декларировал переход на чужие имена. Сверху ситуацией и отловом инвесторов руководит лично Президент страны и безуспешное Правительство, а снизу все течет само по себе в авральной суете иностранцев, завершающих очередной круг по стране в поисках производителей компонентов и комплектующих, очень неспешно идущих к нам. Инвесторы всегда пугливы, но пока они все же приходят в Россию. Кто сам, кто под стоны и мольбы тонущих в русской экономике иностранцев, кто аккуратно пробуя страну через выставки. Главная интрига в том, что же случится раньше: диктат сверху вынудит выполнять план по валу любой ценой и тогда мы получим иномарки с традиционным для отечественного автопрома качеством, или к нам успеют прийти, обжиться и встать на ноги производители комплектующих мирового уровня, а заодно станет безопасным подспорье наших отечественных поставщиков конвейера.