Кризис на авторынке: дилеры либо перестроятся, либо вымрут

Продавцы машин вместе со своими же шефами-поставщиками подвели итоги первого полугодия. Неутешительные. Минус 36%, которые в ближайшем будущем грозят российскому авторынку натуральным коллапсом. Но сейчас об этом многие, почему-то, предпочитают не думать.

Мало того, об этом даже не говорят. К примеру, глава комитета автопроизводителей АЕБ Йорг Шрайбер прокомментировал ситуацию следующим образом: «Пока нет повода расслабляться, но стоит отметить, что падение рынка по отношению к соответствующему периоду прошлого года менее драматичное, чем в предыдущие месяцы... Дела могли бы обстоять еще хуже, если бы не два фактора государственной политики... Первый – это понижение ключевой ставки Центробанка, и второй – это продолжающаяся правительственная поддержка покупателей новых автомобилей (недавно увеличенная), как путем субсидирования ставок розничного финансирования, так и путем поддержки обновления подержанных и очень старых автомобилей». Тем не менее, он отметил, что настрой участников рынка остается сдержанным, и поэтому АЕБ обновила прогноз на 2015 год до 1,55 миллиона автомобилей.

Комитет автопроизводителей АЕБ понизил прогноз на 2015 год до 1,55 миллиона машин.

Такая коррекция кажется вполне объективным ответом на ситуацию. Напомним, что в начале года речь шла о 10-процентном падении и результате в 1,89 миллиона машин. Но на самом деле все далеко не так хорошо, как пытаются представить в АЕБ. И как не Йоргу Шрайберу знать об этом, поскольку основным его местом работы является не комитет автопроизводителей ассоциации, а российское представительство Mazda – амбициозной, но довольно-таки небольшой компании, которая только несколько лет назад стала исправно приносить прибыль своим акционерам.

Справедливости ради, нужно отметить, что японцы смогли выжать из российского рынка все, что было возможно, за прошлый год увеличив свои продажи на 17%, хотя многие крупные производители так в плюс и не вышли. Однако в текущем году о таких результатах они даже близко мечтать не смогут. 12,5 тысяч машин – это все, что продано за полгода, а учитывая, что вторая его половина обещает быть еще более сложной, Mazda очень повезет, если результат превысит отметку в 25 000 экземпляров.

Впрочем, это не только Mazda касается, а всех, кто в принципе хочет и может работать на российском авторынке.

Без федеральной поддержки, скидок и акций продажи новых авто в нашей стране остановились бы еще в феврале.

Во-первых, как ни крути, но действие федеральных программ вскоре завершится. А это значит – прощайте льготные кредиты и субсидии на покупку недорогих машин российского производства, до свиданья программа утилизации... Но главное, прощайте скидки. Иными словами, совсем скоро россияне будут платить за новые авто их полную стоимость.

Точнее, не будут. Агентство «АВТОСТАТ» недавно подсчитало, что 8 из 10 автомобилей в последнее время продавались только благодаря скидкам. Мало того, клиент «обнаглел» настолько, что начал торговаться с продавцом даже за акционные автомобили.

А теперь представьте, что за тот же Ford Mondeo через месяц-другой с клиентов будут требовать не миллион, а в полтора раза больше... Продажи встанут. Во всяком случае, у Ford, у которого почти 70% машин продается благодаря упомянутым уже программам утилизации и субсидирования.

Вторая причина – склады. Они уже затоварены, притом, до критического уровня. Теоретически, можно предположить, что за счет этих машин дилеры смогут протянуть еще несколько месяцев, но не будем забывать и о том, что эти авто закупались уже по новым ценам. Все, что выкупалось по докризисной стоимости, было продано еще в ноябре-декабре прошлого года. Новые же поставки – новые ценники, сформированные с расчетом на компенсацию. Торговать же себе в убыток никто не станет. Даже не надейтесь!

Столь же успешных периодов, как в ноябре-декабре 2014 года в нынешнем сезоне точно не случится, поэтому падение продаж окажется куда сильнее ожидаемого.

Хотя, не исключено, что эти проблемы будут, в итоге, признаны исключительно дилерскими. В конце концов, это их машины, и именно они призваны продавать их конечному пользователю. Поставщик в данном случае тоже – лицо подневольное. У него есть головной офис, с которым также нужно регулярно рассчитываться. У многих производства, а значит обязательства, и не только перед рабочими, перед поставщиками, перед налоговыми органами, и опять же – перед головным отделением.

Между тем, крупнейшие поставщики комплектующих, из тех, кто не только торгует, но и производит компоненты на территории России, с неделю назад попросили помощи у властей, параллельно объявив о приостановке производства. Заказов от автозаводов все меньше, себестоимость постоянно увеличивается, притом, что снизить ее можно лишь увеличив объемы. Или получив льготы на ввоз и растаможку... Но пока ни то, ни другое невозможно.

Минэкономики сообщило, что в настоящее время работу приостановили четыре производителя компонентов. Мало того, около тридцати совместных проектов так и не были реализованы. И вряд ли будут возобновлены до тех пор, пока эти компании не включат в формулу локализации, что будет на руку и самим поставщикам, и автоконцернам.

Дилеры который раз начали строить из себя «бедных родственников». но, пока на рынке царило благоденствие, они жировали и не жаловались.

Но вернемся к дилерам. Они, почему-то, уже который раз стараются изобразить из себя «сирых и убогих». Мол, нами все пользуются, нас кругом притесняют, диктат со стороны представительств, клиентов, контролирующих органов... Однако, лично я, хоть убей, не помню, чтобы кто-то из них возмущался, когда рынок объедался деньгами, когда за ходовыми авто стояли месячные очереди, а продавцы футболили каждого второго клиента, позволяя заработать на дефиците прикормленным серым брокерам. Тем самым, которые сначала бронировали по нескольку мест в очереди, а после «любезно» продавали их страждущим, наварив на этом минимум «три конца». Не возмущались они, когда сторонние эксперты и аудиторы чуть ли не пальцем указывали на наиболее уязвимые места – на житье не по средствам, на чрезмерную закредитованность бизнеса, на «парашюты» и неоправданные бонусы сотрудникам, на низкую квалификацию кадров, на нежелание качественно развиваться, на нежелание жить за счет сервиса, продаж на вторичном рынке, реализации запчастей, но не только более рентабельных и удобных с точки зрения бизнеса новых авто...

Теперь же мы имеем второй виток кризиса за последнее десятилетие, и все тот же бабский, простите за выражение, вой на тему того, как все плохо и бесперспективно. Другое дело, что «бесперспективно» – объективная причина, связанная со сложившейся в стране и на рынке ситуацией (в этом году подтянуть свои продажи за счет результатов двух последних месяцев продавцам, боюсь, уже не удастся). А «плохо» – порождение той самой политики, которую сами дилеры и проводили много лет подряд. И это на объективный показатель уже совсем не тянет.

А напоминает стенания слесаря-соседа, который в кредит и ремонт сделал, и технику поменял, и жену приодел, и детям «яблофонов» прикупил, и отдохнуть съездил в турецкий «олинклюзив», а потом вдруг посчитал, сколько остается на жизнь и прослезился... Но с какой, спрашивается, стати, меня должны волновать его проблемы? Точно также нас не должны волновать и проблемы автодилеров – они сами брали эти кредиты, сами выстраивали эту бизнес-модель, а если не сами, то сами соглашались по ней работать... Тогда пусть и ответственность несут соответствующую. В конце концов, автодилер – торговец на рынке, промежуточное звено между производителем и клиентом. Который должен уметь выживать в любых условиях и в любом состоянии. В противном случае, он априори обречен...