ОНФ с большой дороги

Общероссийский народный фронт устроил «круглый стол», где оповестил страну, что приступает к созданию «Системы публичного мониторинга опасных участков автомобильных дорог».

Вел мероприятие Николай Николаев – начальник учреждения с коротким и понятным каждому крестьянину названием: «Центр независимого мониторинга исполнения указов президента РФ «Народная экспертиза» Общероссийского народного фронта».

Для затравки Фронт довольно сурово спросил у представлявшего ГИБДД генерал-майора Павла Бугаева: как, мол, полиция собирается выполнять наказы президента Путина по снижению смертности на дорогах? Тот бодро отрапортовал, что его ведомство уже вовсю приступило к снижению, изготовив ряд предложений в правительство. В частности он подчеркнул, что в деле воспитания безаварийного российского водителя его ведомство особенно рассчитывает на камеры автоматической фиксации.

Упоминание о камерах взбодрило присутствовавшего на мероприятии депутата Госдумы Вячеслава Лысакова, совершенно справедливо возмутившегося, что местные власти почти по всей России превратили их из средства профилактики ДТП в источник пополнения бюджетов.

– Камеры ставят не в местах с повышенной аварийностью, а там, где проще подловить водителя. Получается, что чем больше нарушений ПДД, тем выгодней для бюджета. Дошло до того, что в некоторых регионах за камеры отвечает не ГИБДД, а местные министры финансов, – считает Лысаков.

Подполковник полиции Олег Порташников снизил градус депутатского возмущения, отрапортовав, что к концу года на сайте ГИБДД появится сервис, позволяющий отслеживать и анализировать аварийность по всей России, вплоть до какой-нибудь улицы. Ему вторил представитель известного интернет-поисковика, рассказавший что компания тоже работает в этом направлении и готовится предоставить пользователям карту аварийно-опасных участков. И, по логике, этими двумя проектами тема публичного мониторинга опасных участков закрывается полностью и становится не очень понятно, при чем тут вообще ОНФ?

Ан нет, оказывается Фронт намерен с помощью своих активистов не только выявлять очаги аварийности, но и добиваться от чиновников их ликвидации. Мол, полиция и прокуратура все выносят и выносят предписания об устранении дорожных безобразий, а чиновники повсеместно их не выполняют и не выполняют. А ОНФ, якобы, сумеет воздействовать на местные власти и дорожников, чтобы слушались предписаний. Но, судя по выступлению Игоря Старыгина, гендиректора «Ассоциации территориальных органов управления автомобильными дорогами» (РАДОР), это вряд ли получится. Дело в том, что денег в региональных дорожных фондах, по данным Старыгина – с гулькин нос. В прошлом году, их хватило на ремонт (о реконструкции и речи не идет) лишь 2% из 500 000 километров трасс. На практике это означает, что периодичность ремонта этих дорог – раз в 50 лет. В 2015 году денег ожидается еще меньше, что увеличит периодичность до 80 лет.

– В субъектах сложно отыскать ответственного дорожника, против которого прокуратура или ГИБДД не заводили бы административное производство, – заявил Старыгин.

Другими словами, ОНФ может обмониториться, но какой от этого толк, если региональные дороги обеспечены деньгами лишь на 13% от необходимого для их содержания, ремонта и реконструкции. Да, кое-где в регионах местные активисты могут добиться установки нужного знака, нанесения новой разметки или организации нового светофорного объекта. И тем самым подзаработать себе и родимому Фронту политического капитальца. Но глобально ситуация все равно не изменится и денег для региональных дорог не прибавится.