Москва закупит еще 200 парконов

Как скажется возрастающая концентрация надзора за парковками на столичном трафике? Никак. Взаимосвязь между видеофиксацией неправильно припаркованных автомобилей и улучшением пропускной способности улично-дорожной сети примерно такая же, как влияние на регулярность движения автобусов в зависимости от наличия урн на остановках.

Урна ни на что не влияет. Она лишь собирает окурки. Паркон в этом смысле продуктивней. Он собирает деньги. Его задача не в том, чтобы люди, застигнутые и оштрафованные, отныне как-то иначе стали относиться к проблеме. Паркон не поможет водителям вдумчивей озираться по сторонам в поисках запрещающих знаков и при наличии их ставить машину не где им надо, а где разрешено, например, на соседней улице, в другом районе, в ближайшем свободном городе. Паркон поможет бюджету.

Потратив наши с вами 99 миллионов на надзор, власть должна обеспечить окупаемость затеи и придумать столько ограничений и проблем автомобилистам, сколько гарантированно сделает наши попытки припарковаться незаконными и потому подлежащими оплате по увеличенному тарифу. Паркон станет наполнять бюджет города, а город станет ему помогать. А для этого хорошо бы расширить ареал его обитания…

Например, сейчас затевается попытка еще разок запретить ремонт машин во дворе. Поскольку ремонтом можно считать любую манипуляцию с машиной, то замена дворников или лампочки, долив незамерзайки и подкачка шин под угрозой штрафа в 5000 рублей окажутся под запретом. Чтобы поменять дворники придется вызывать эвакуатор, доставлять машину в сервис, оформлять заказ-наряд, оплачивать и только потом ехать по своим делам. А если упрямый водитель осмелится столь серьезно чинить автомобиль во дворе своими руками, ненавязчивый и беспристрастный паркон, случайно проезжавший мимо, выпишет ему квитанцию.

Когда Лужков заинтересовался моечным бизнесом, чтобы безальтернативно отправить людей тратить деньги в нужное место, запретил горожанам мыть автомобили самостоятельно. Запрет сформулировали умело: «Запрещено вне специально отведенных мест». За 12 лет не появилось ни одного такого специального места. Только за деньги, только чужими руками.

Если ради праконов нам запретят самостоятельно заливать незамерзайку во дворе, получим сопоставимую ситуацию. Утешает лишь три момента. Во-первых, еще какое-то время парконы будут стервятничать вдоль основных дорог, поскольку их мало и демонстрировать транспортную сопричастность к проблемам трафика пока еще надо максимально наглядно, то есть на глазах у начальства, а не во дворах. Во-вторых, в тихом дворе паркон может нечаянно получить механические повреждения. Мало ли откуда прилетел фикус в глиняном горшке… В-третьих, власть иногда пугается народа и слега пятится, как это случилось с запретам стряхивать снег с автомобилей вне специально отведенных мест. Общественное изумление тогда вызвало уточнение: оказывается, грузовикам нельзя, а остальным можно. Осталось поглядеть на дорожный знак: «Место для стряхивания снега с транспортных средств грузоподъемностью свыше 12т».

Но, отбив атаку со снегом, мы ведь лишили власть очередного источника дохода. Значит, они будут пробовать еще. Вот и 200 новых парконов уже закупают.