Неужели Opel все-таки остается в России?

Многочисленные сообщения о том, что Opel, дескать, вовсе не собирается полностью сворачивать свою деятельность в России, а только лишь маневрирует, не подтверждаются. Марка действительно покидает российский рынок.

Конспирология насквозь пронизывает массовое сознание, и в принципе это не беда – мало ли, какие эпидемии атаковали человечество за его долгую историю? Неприятно, однако же, другое – она превращается в единственный инструмент познания окружающей реальности. В самом деле, ну как можно верить тому, что говорят официальные лица? Они ведь не дураки, чтобы так просто взять и выложить широкой публике правду. Нет, наверняка у них в загашнике куда больше, чем выставлено на всеобщее обозрение, а в голове коварные планы, как бы половчее нас обдурить. И, к сожалению, оснований для таких мыслей предостаточно у каждого, так что полностью отметать подобные соображения было бы слишком самонадеянно.

Намерения концерна General Motors, которому принадлежат в частности бренды Opel и Chevrolet, сформулированы предельно ясно и недвусмысленно – российские продажи первого в конце года сворачиваются, от второго остается только Tahoe. Правда, вскоре к громадному внедорожнику присоединится Corvette, а впоследствии и Camaro. Мимоходом замечу, что не могу не одобрить такого решения – на мой вкус, не комильфо легендарной марке «Шевроле» торговать корейскими поделками, хоть и весьма приличного качества, вроде Aveo, Cobalt или Spark. Пусть уж ими занимается новичок Ravon, созданный на базе Uz-Daewoo.

Отдельный сюжет, как автомобили на базе упомянутых моделей оказались под крылом узбекских производителей, но это предмет темный и исследованию не подлежащий. Замечу только, что отношениями с «Дэу» рулит корейский офис GM, который обладает, вероятно, большой степенью свободы от мировой штаб-квартиры.

Недавно в Россию прибыла ограниченная партия кроссоверов Chevrolet Tracker из Белоруссии. Это дало кому-то повод подозревать, что хитрый батька Лукашенко перетянул одеяло на себя, что уйти-то бренд уйдет, но на нашем рынке с того момента будут продаваться автомобили, собранные на минском заводе «Юнисон». Однако в российском представительстве Chevrolet порталу «АвтоВзгляд» весьма категорично заявили, что эта партия – первая и единственная, больше официальных поставок не планируется.

Подобная же сплетня прошла и относительно автомобилей Opel: белорусы-де вовремя подсуетились, и теперь все машины повезут через союзное государство. Обоснования, на черта нужно было изобретать такую сложносочиненную схему, каждый может придумать по собственному усмотрению. Но факт состоит в том, что белорусские Mokka, на которые так уповают сторонники последней теории, а также нереализованные остатки дилерских запасов реализуются в России только до конца года, что «АвтоВзгляду» подтвердили в представительстве Opel. Дальше в нашей стране останутся работать только автосервисные службы, задача которых – обеспечивать ремонт и гарантийное обслуживание официально проданных машин.

Если с планами концерна относительно России по крайней мере на нынешний момент все понятно, то совершенно неясно, что в действительности заставило американцев отказаться от торговли в нашей стране автомобилями популярными и приносящими прибыль. Поверить в то, что с падением рынка продавать их стало невыгодно, просто невозможно – как и в то, что Tahoe в одиночку позволит сделать кассу. Неужели американское правительство действительно надавило на GM и вынудило его поддержать санкции? Может быть, и так, но мы возвращаемся, кажется, к тому, с чего начали – к конспирологии.