Для водителя сожженного в Ингушетии автобуса собрали более 2 500 000 рублей

История с нападением на автобус с журналистами на границе Чечни и Ингушетии окончательно развеяла миф об этом регионе, как о «самом безопасном» на Кавказе. Журналистов, напомним, тогда жестоко избили, но больше всего досталось водителю автобуса Баширу Плиеву. Хотя о нем на волне инцидента, ставшего политическим, поначалу забыли...

Напомним, что 9 марта автобус с журналистами возвращался из Беслана в Грозный. Наши коллеги посетили мемориал памяти жертв теракта и возвращались в отель «Грозный Сити». На административной границе Ингушетии и Чечни на федеральной трассе «Кавказ» микроавтобус Volkswagen подрезали четыре «Приоры» с чеченскими номерами и вынудили остановиться. Из них выскочило два десятка крепких парней в масках, вооруженные черенками от лопат. Водитель Башир Плиев хотел идти на таран, но не успел – автобус был умело блокирован. Нападавшие расколотили стекла транспортного средства (двери Башир не открыл) и стали вытаскивать пассажиров. Плиев дрался до последнего и его избили больше всех: врачи зафиксировали переломы руки и ноги, сотрясение мозга и множественные ушибы. Автобус же, единственное средством дохода многодетной семьи Башира, отморозки сожгли. Когда страсти несколько улеглись, один из журналистов все-таки вспомнил про человека, как умевшего вставшего на защиту своих пассажиров, и предложил коллегам собрать деньги на новый автобус.

Башира Плиева корреспондент портала «АвтоВзгляд» застал в Сунженской больнице, ближайшей к месту нападения. Он уже мог сидеть. На койке расположился крепкий мужчина лет пятидесяти с гипсом на руке и ноге. Ему принесли планшет, посредством которого он на специально созданном сайте «Собери автобус» смотрел, как со всего мира поступают деньги на его будущую машину. На момент нашей встречи было собрано уже более 1 000 000 рублей.

– Били с настроением, от души били, – скупо прокомментировал инцидент Башир. А потом долго рассказывал, как он купил подержанный «фолькс», как тюнинговал его в Грузии, как подбирал обивку для сидений, салона... На тюнинг ушло около 10 000 «зеленых» и Башир залез в большие долги. Но зато это был лучший автобус в Ингушетии. Его услугами не брезговали пользоваться все вип-гости маленькой республики. Список важных господ, которых возил Башир, исчислялся сотнями. И вдруг автобуса не стало… Зато на планшете цифра увеличилась на несколько тысяч рублей и Башир растрогался:

– Я не верил, что такое возможно, все лежал и думал, как же жить дальше. А когда узнал про сайт, что собирает для меня деньги, чуть не прослезился…

Не думаю, что такая ситуация, когда водитель до последнего борется за своих пассажиров, возможна в России. Судя по дорожным хроникам, люди сильно оскотинились. Тем более, что пассажиры для водителя, по большему счету, совсем посторонние люди. Но не для кавказца-мусульманина. Для него понятия «дом» и «гость» – сакральные. За жизнь и здоровье последних хозяин, по Адатам, отвечает головой. Автобус – тоже дом, а пассажиры – гости, за которых отвечает водитель.

Есть и еще один нюанс. Для Кавказа старший по возрасту, а тем более человек пожилой – такое же сакральное понятие. Раньше никто не мог перейти дорогу, если по ней идет старик. Даже если он идет в конце улице и еле виден. Даже обгонять стариков было нельзя – только в экстремальной ситуации, например, при пожаре. Однако один мой знакомый чеченец даже на скоростной трассе не обгоняет автомобиль-тихоход, если за рулем сидит пожилой человек. Увы, сегодня про Адаты мусульманская молодежь стала забывать – и они толпой колотят палками того, кто годится им в отцы. Посему случай с Баширом, к сожалению, уже нельзя назвать вопиющим. На соседней койке с ним отходил от наркоза молодой парень, вокруг которого собралась толпа братьев и друзей. Когда мы уходили, они с уважением посмотрели на нас: «Молодцы парни, не забываете про Башира!». Видимо, они уже знали его историю.

На следующий день мне позвонил Башир и сказал, что его выписывают. Долечиваться будет дома: «Врачи сказали, что холодца надо больше есть, что бы кости быстрее срослись!», – пошутил он. А недавно стало известно, что нужная сумма уже собрана. 1 500 000 рублей собрали всем миром и еще по полмиллиона выделили организации, чьи сотрудники пострадали от нападения. Мало того, как только Башир сможет ходить, его отправят долечиваться в санаторий. Так же решили избежать помпезности и не покупать готового автобуса – пусть сам выберет новый аппарат. Так же Баширу оплатят полис КАСКО, который раньше он позволить себе не мог – это астрономически дорого для простых тружеников Северного Кавказа.

Тем временем, в Москве должен был состояться благотворительный рок-концерт с таким же названием «Собери автобус», весь сбор от которого предназначался Баширу. Но в клуб неожиданно нагрянули полицейские и принялись искать бомбу…

Пока про расследование нападения на автобус ничего путного не известно. Только одна подробность: на месте ЧП камер видеонаблюдения не было. Хотя где-то в пятистах метрах, на блокпосту «Кавказ» на въезде в Чечню они точно есть – лично видел. Так что номера четырех возвращающихся «с дела» «Приор» приборы могли зафиксировать. А далее и их владельцев найти нетрудно. Увы, ингушских полицейских не пустили даже осмотреть гостиничные номера журналистов в «Грозном Сити». Заведены уголовные дела по статьям УК РФ «Умышленное уничтожение чужого имущества, «Грабеж» и «Разбой группой лиц с оружием». Кто-то из журналистов смог заметить, что дорогая фото- и видеоаппаратура не сгорела в автобусе, а перекочевала в «Приоры» нападавших. Сейчас и чеченцы, и ингуши шушукаются, что как бы рьяно не взялись ингушские полицейские за расследование, раз следы ведут в Чечню, дело замнут – никто не будет связываться со всемогущим главой республики. Да и рушить хрупкий мир на Северном Кавказе мало кто захочет.

...А я вновь собираюсь в гости к Баширу, на этот раз не в больницу, а в его гостеприимный дом. Интересно узнать, что он собирается приобрести? Да и просто пообщаться с этим настоящим кавказцем: мужественным, смелым и благородным.