Как испытывали машины в Советском Союзе

Сегодня понятие «автопробег» подразумевает сугубо техническое мероприятие – тест- драйв и презентацию новой техники. И, как правило, имеет узкий, «корпоративный» формат. А на заре советского автостроения все было совсем иначе.

Но, к сожалению, нынче про автопробеги советских времен россияне могут судить только по ставшими крылатыми высказываниям Остапа Бендера. А ведь это был целый пласт не только демонстрации технических достижений Страны Советов, но и всей советской культуры. Испытания «железных коней» снимали ведущие режиссеры, а писатели посвящали им целые книги. Увы, сейчас освещение подобных событий стало достоянием небольшого круга автожурналистов, да и масштабность мероприятий сильно сдала. Однако хочется надеяться, что этот год вернет в нашу страну былой размах, все-таки возрожденный «Шелковый путь» из Москвы в Пекин станет самым грандиозным автомобильным событием в автожизни страны. Об этом, рассматривая старые черно-белые фото, мы беседовали с директором музея завода ГАЗ Натальей Колесниковой.

В масштабе всей страны

Безусловно, и на заре советского автомобилестроения главной целью пробегов оставались испытания техники. Но впридачу к этому преследовались политические, научные и даже военные цели. Посему среди участников были не только технари-автомобилисты, но и представители самых разных профессий.

– Иногда автопробеги проводились по инициативе высшего партийного органа, – замечает Колесникова. – Иногда – по инициативе конструкторов и инженеров. При этом эпохальные автопробеги газовской техники (в довоенные годы ГАЗ был флагманом автопрома страны) проходили раз в несколько лет, а менее масштабные – до нескольких раз в год. С точки зрения современного информационного общества, «советские пиар-кампании» были естественной составляющей не только заводской жизни, но и жизни всей страны...

Отдельно стоит поговорить о коллегах-журналистах. На заводе был штатный фотограф, причем долгое время на этой должности работал знаменитый Николай Добровольский, чьи кадры вошли и в историю автомобилестроения, и в историю фотографии. Кстати, во время пробегов он также исполнял обязанности штурмана. Кроме того, работала целая кино-лаборатория, сюжетами которой пользовались и специалисты-заводчане, и широкая публика.

 

Оппортунист на импортной машине

Самый первый автопробег ГАЗа состоялся 4 июля 1932 года по маршруту Горький-Москва-Псков-Витебск-Смоленск и обратно. В нем участвовали первые грузовики-«полуторки». Пока это была только небольшая «презентация». Самое масштабное событие произошло в следующем году.

6 июля в Москве стартовал знаменитый Каракумский автопробег: около сотни человек двинулись в путь на 23 автомобилях (шесть легковых ГАЗ-А, шесть грузовых полуторатонных ГАЗ-АА, два опытных образца трехосных ГАЗ-ААА, один экспериментальный трехосный НАТИ-ГАЗ, четыре АМО-3, три импортных трехосных Ford - Timken, и один Ford-AA). Их путь составил 9500 километров по маршруту Москва-Горький-Оренбург-Аральск-Ташкент-Самарканд-Бухара-Ургенч-пустыня Каракум-Красноводск- Баку -Тбилиси-Владикавказ-Ростов-на-Дону-Харьков-Воронеж-Тула-Москва. И только 20% пути проходило по шоссейным дорогам. В итоге дистанция была пройдена за 86 суток.

Можно сказать, что это было самое масштабное событие страны. Без всяких анонсов в соцсетях, в каждом населенном пункте участников встречали толпы людей. Есть кадры документалистов, как в Ташкенте от любопытства местные консервативные дамы стаскивают с себя паранджи. Также есть кадры, в которых один из участников пишет письмо возлюбленной перед штурмом Каракумов. В нем говорится о тогдашнем импортозамещении и политике партии: «Кольке не повезло, ему досталась иностранная машина, на ней сразу лопнула полуось. Ты с ним не общайся, он оппортунист!». Кстати, в тяжелых условиях пробега заграничные машины на самом деле показали себя хуже, чем советские.

 

«Шестерки» не потянули

Также камера выхватила часового с винтовкой на бивуаке. Позже выяснилось, что автопробег охраняли бойцы спецназа ОГПУ, и на то были веские причины: автомобилисты были желанной добычей для банд басмачей. В автопробеге ехало три оператора: Роман Кармен, Эдуард Тиссэ и Михаил Гоморов. Из их съемок потом получился документальный фильм «Москва-Кара-Кум-Москва». Кармен впоследствии написал книгу «Автомобиль пересекает пустыню». Чуть позже режиссер Алексей Салтыков снял о пробеге художественный фильм «Директор». Эта картина, кстати, стала роковой для актера Евгения Урбанского. На съемках самой эффектной сцены, когда машина прыгает на бархане, автомобиль перевернулся и артист погиб. Позже незаконченный фильм был переснят с уже новым актером: роль досталась Николаю Губенко.

Между прочим, фильм снят не на пустом месте, в автопробеге действительно принимали участие директоры заводов: Сергей Дьяконов с ГАЗа и Иван Лихачев с АМО (впоследствии – ЗиЛ). Наравне со всеми участниками они в песках довольствовались общей нормой воды – два литра в сутки на человека. Ее выдавали назначенные среди экипажей «мирабы» – ответственные за воду.

В контексте современных рыночных реалий поневоле возникает вопрос о цели столь масштабного мероприятия. Первое, что приходит на ум – коммунистическая пропаганда. Но не только она. Помимо испытаний и сравнения отечественных и зарубежных аналогов, автопробег был грандиозным оффроудным тестом шин! Тогда во всем мире они были большим дефицитом, а в СССР только наладили их масштабное производство из натурального и синтетического каучука. Также испытывали шины «сверхбаллон» – прототип того, на чем мы сейчас ездим. Что касается военных целей, то не даром автопробег сопровождали чекисты: на границе с Афганистаном и Ираном было неспокойно, и параллельно разрабатывались механизмы оперативного подхода войск к границе на автомобилях и размечались пригодные места для возможной дислокации войск. Что интересно, в 1932 году моноприводные легковые автомобили покоряли пески наравне с трехосными грузовиками.

 

16 отважных

Следующий эпохальный автопробег – Памирский – ГАЗ провел в 1936 году. В газетах писали, что «16 отважных спортсменов горьковского общества «Динамо» бросили вызов пустыням и горам. Они решили испытать отечественные легковые машины в экстремальных условиях и уготовили им серьезный экзамен». Отправлял спортсменов в путь летчик Валерий Чкалов – личность тогда более чем популярнейшая.

За два месяца две «эмки», два ГАЗ-А, два пикапа на его базе и трехосный ГАЗ-ААА преодолели более 12 000 километров. Помимо российских дорог, автопробег прошел по степям Казахстана, пустыням Узбекистана и Туркмении, горным районам Киргизии и Таджикистана. Что интересно, в составе участников не было ни одного профессионального водителя, и автомобили были штатной, заводской комплектации. Среди участников – уже знакомые нам газовский летописец Добровольский и документалист Кармен. От них и остались воспоминания о более чем экстремальном пути. В частности, как на 68-градусной жаре «эмки» тонули в барханах Каракумовов; как в горах Памира при разряженном воздухе и минусовой температуре вода в радиаторах закипала при 85 градусах, и невозможно было подкачать шины; как на обратном пути из-за разлива Сырдарьи экспедиция заблудилась в казахских степях без воды и горючего (командор пробега собрал со всех машин остатки бензина и в одиночку отправился на поиски дороги, а остальные участники допивали воду из радиаторов). Самое интересное, что наилучшую проходимость показали «эмки», а не грузовики. А по возвращению техника проверялась специальной комиссией, созданной Орджиникидзе, которая выяснила, что автомобили вернулись с минимальными техническими неисправностями. Зато шин в пути заменили более сотни.

 

За железом

Были и более чем специфические автопробеги. В 30-е годы очень не хватало металла для автомобильной промышленности, и эта проблема решалась крайне оригинальным способом: проводились агитационные пробеги, которые так и назывались: «За металл для ГАЗа!». Участники колесили по всем металлургическим предприятиям страны и «выбивали» сырье! Такая вот «прямая закупка» по-советски.

Первый «трофи» в СССР

Еще один масштабный пробег Горький-Владивосток случился в 1966 году. Его героями стали только что появившиеся «шишиги» – ГАЗ-66. Трасса пролегала по болотам Забайкалья и Дальнего Востока, где вообще отсутствовало понятие «дорога». Вместе с родными автомобилями в путь отправился и уже пожилой Николай Добровольский, не утративший юношеского задора. Его фото для того времени были настоящей сенсацией – термина «трофи» еще не существовало. А доселе невиданная в тех краях «шишига» и поныне остается там самым популярным автомобилем. Кстати, не все они были «заряжены», многие шли в штатной комплектации. Если брать современную газовскую тенденцию, то спортивную команду гоночных «Газелей» и «Газонов» сопровождают вполне стандартные «Соболя 4х4» и «Газели». И это гораздо интереснее – идти по гоночной трассе на обычной машине. И пройти ее!

 

Тест-драйв для вип-авто

И напоследок хочется рассказать о совсем не экстремальном, но не менее нервном для газовских испытателей тест-драйве «Чаек», куда журналистов не приглашали. Представительские ГАЗ-13 и ГАЗ-14 специально тестировались в Москве на маршрутах тогдашнего «интенсивного городского движения» с тогдашними пробками. Назывались они «Садовое кольцо», «Большая Роза» и «Малая Роза». Во время этих тестов внимательно смотрели за работой агрегатов – не дай Бог, что сломается во время перемещений партийной элиты. По воспоминаниям испытателя Бориса Грекова, слесари и механики ГОНа (гараж особого назначения в Кремле) после смены снимали спецовки и надевали мундиры с полковничьими погонами. Машины проходили ежедневный техосмотр и после каждой поездки мылись и полировались вручную. Но больше всего горьковского испытателя удивила «бытовка» водителей: огромный зал, где они сидели между выездами. В карты и домино там не играли, зато были популярны шахматы и чтение, стены зала украшали шкафы с дефицитной тогда литературой, которую простым смертным невозможно было приобрести даже за рекордную сдачу макулатуры. Кстати, также в интенсивной городской езде тестировались «Волги» ГАЗ-21, прежде чем их запустили в такси.