Почему видеозапись ДТП, сделанная видеорегистратором, не поможет в суде

Поправки в КоАП, подписанные президентом и якобы кардинально меняющие отношение судов к видеозаписям с места ДТП, сделанными с помощью регистраторов, не повлияют на как минимум не объективные, а частенько – и беззаконные решения российской Фемиды.

Президент подписал поправку, обязывающую суды принимать к рассмотрению материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иных носителей информации. Существовавшая до последнего времени редакция КоАП однозначно отдавала на усмотрение судьи право отклонить или принять такого рода доказательства в качестве доказательств по любым административным делам, включая «автомобильные». Отныне соответствующая формулировка в КоАП меняется с «могут быть отнесены» на «относятся».

СМИ и особо искушенные в административном законодательстве эксперты немедленно отозвались о принятой новелле как о долгожданном шансе для автовладельца доказать свою правоту в суде, опираясь на записи с его видеорегистратора. Мол, теперь судьи при наличии видеозаписи не смогут заявлять, что «нет оснований не доверять» инспектору ГИБДД.

На самом же деле, после вступления в силу этой поправки, для судей не изменится ровным счетом ничего. Как и сейчас, они будут рассматривать дела, основываясь, как того требует закон, на материалах дела, показаниях сторон и – внимание! – своих «внутренних убеждениях». Как и сейчас, продолжит действовать статья 26.11 КоАП «Оценка доказательств». Она устанавливает равный «вес» для любого рода доказательств в суде. «Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу», – говорится в ней.

Поэтому не стоит надеяться, что видеоролики станут этакими «волшебными палочками» для граждан в ходе судебных заседаний. Для судьи они останутся лишь «одним из» материалов дела. Поскольку статья 26.2 КоАП «Доказательства» и сейчас утверждает, что «Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные» – будь то видеозапись, протокол, акт экспертизы или свидетельские показания.

Отличной иллюстрацией тому, что даже видеозапись не гарантирует защиты от произвола властей, может служить случай с машиной известного тренера ММА Николая Кушанского. В феврале этого года его Audi А4 решил эвакуировать «зеленый крокодил» МАДИ. Г-н Кушанский подоспел в тот момент, когда авто еще не погрузили на эвакуатор, оснащенный видеорегистратором. По закону в этом случае машину ему должны вернуть. Однако этого сделано не было и А4 увезли на штрафстоянку. Множество жалоб на нарушение закона и в прокуратуру Москвы, и в МАДИ не привели ни к чему. Стандартный ответ сводился к тому, что поскольку нет аудиозаписи(!) беседы мадишника с автовладельцем, якобы непонятно: просил ли Кушанский вернуть ему машину или нет. А раз подтвердить, что такое требование было он никак не может  – до свиданья: эвакуация была законной! Так что никакое видео не поможет автовладельцу, если чиновник твердо решил ради «палки» пойти на нарушение должностных инструкций и закона.