В смерти «пьяного мальчика» обвинили дедушку ребенка

Фото: pixabay.com
В деле «пьяного мальчика», погибшего в подмосковном Железнодорожном под колесами Hyundai Solaris, всплывают все новые шокирующие подробности. Виновница ДТП настаивает на том, что ребенок сам прыгнул под машину, а совершить на него наезд водительницу заставил дедушка малыша.

Судебный процесс над Ольгой Алисовой, обвиняемой по ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека», продолжается. Подсудимой грозит до пяти лет лишения свободы. Видимо, поэтому она пыталась запутать следствие, а заручившись поддержкой адвоката еще и попыталась обвинить в случившемся не только погибшего ребенка, но и его собственного дедушку.

Во всяком случае, об этом говорят показания Алисовой, зафиксированные в протоколах допроса. Судя по документам, опубликованным «Газетой.ру», мальчик споткнулся и сам упал под колеса ее автомобиля. Более того: отъехать назад с уже лежавшим под колесами ребенком автоледи попросил дедушка шестилетнего Алеши Шимко, что она и сделала.

Иными словами, это и стало причиной смерти — из показаний обвиняемой следует, что после столкновения мальчик еще шевелился, а после того, как она отъехала назад, признаков жизни он уже не подавал. «Для чего мне нужно было сдавать назад я не поняла до сих пор», — подытожила свои показания подследственная.

Фото: НТВ

Любопытно также, что в ходе следствия виновница аварии регулярно путалась в показаниях: то она не соглашалась с фактом превышения скоростного режима, то частично признавала свою вину, то вновь опровергала свои пояснения следователю, данные ранее. В общем, Алисова при поддержке своего юриста решила применить тактику «лучший способ обороны — это нападение».

Из последнего протокола допроса следует, что «высота припаркованных автомобилей не позволяла видеть людей, объекты и обстановку за автомобилями, а от наблюдения за дорожной обстановкой ничего не отвлекало». То есть показания свидетелей, видевших, как женщина во время управления автомобилем разговаривала по мобильному телефону и двигалась с явным превышением, обвиняемая и ее защита считают не более, чем оговором. Это, кстати сказать, подтверждает и сотовый оператор: в момент ДТП телефон дамы работал на прием.

Впрочем, во всей этой дурно пахнущей каше предстоит разобраться суду, на котором, к слову сказать, никаких показаний арестованная пока не давала.