В Санкт-Петербург по американским хайвэям

...Ах, ну до чего же хороша весной вечнозеленая Флорида, когда солнце греет мягко и ласково, а прохладная голубая ширь Атлантики и Мексиканского залива еще не грозит ураганами. Мы едем из Сарасоты в... Санкт-Петербург, что-то около 90 миль.

Прежде чем сесть за руль Honda CR-V, прошел ликбез, преподанный соотечественниками, сравнительно давно обосновавшимися в Сарасоте. Итак, максимальная скорость, в зависимости от класса дороги, варьируется здесь в диапазоне от 50 до 85 миль/ч (от 80,5 до 136,85 км/ч) Следует постоянно помнить, что везде – и густо – натыканы камеры видеонаблюдения и регистрации нарушений ПДД (скоростного режима, проезда светофоров, игнорирование дорожных знаков или дорожной разметки), включая всегда полупустые дороги между коттеджными поселками и местные проезды внутри этих огороженных территорий. Кроме того, следует иметь в виду и опасаться мощных полицейских авто без «боевой раскраски» со скрытыми проблесковыми огнями, например, Dodge Charger, инкогнито дефилирующих в потоке и встающих в хвост лихачей с последующей фиксацией радаром факта превышения дозволенной скорости. А штрафы тут разорительные и соответствующие «письма счастья» приходят неукоснительно.

Оплата штрафов в Америке неотвратима с быстро нарастающим пени за просрочку платежа. За не оплату следует весомое наказание долларом (до 1500) и даже тюремное заключение.

Превышение скорости «стоит» в США от 50 до 500 долларов; блокировка перекрестка – 450; езда по обочине – 485; непристегнутый ремень безопасности – 50; неосторожное, невнимательное управление, опасное маневрирование – от 220 до 1000; неподчинение дорожному полицейскому или попытка сбежать от него – до года тюрьмы.

«СТУЧАТЬ» РЕКОМЕНДУЕТСЯ

При этом в Америке широко практикуется и приветствуется стукачество на дорогах, для чего вдоль трасс торчат указатели с номерами телефонов, по которым следует сообщать о тех, кто не уважает ПДД, О том, что сей вид гражданской активности неумолим, как сервис в «Макдональдсе», испытал на себе: после моего отъезда в Москву друзья сообщили о паре «писем счастья», присланных по ходатайствам бдительных случайных попутчиков владельцу CR-V.

По первому письму от некоего обитателя коттеджного поселка сообщалось, что я слишком быстро ехал по внутреннему проезду – 30 миль/ч вместо разрешенных 25-и – выписали штраф в $100. Во втором письме указывалось, что водитель авто, следовавшей за мной, засек, как я превысил – чуть-чуть, мили на три – скорость в зоне действия знака «Школа». И при том, что дело было вечером, когда школьников рядом и в помине не было – штраф составил $200!

Обидно. Но если по большому счту, то «стукаческий» американо-германский опыт общественной фиксации нарушений ПДД (в том числе с помощью мобильника или бортового видеорегистратора) мне импонирует. Такая борьба с лихачами, крутыми водилами и наглецами существенно снижает накал страстей и безобразий на дорогах.

 

ГДЕ МОЙ ЧЕРНЫЙ ПИСТОЛЕТ?

Правда и то, что, как рассказывали мне американцы, на дорогах южных штатов водители уважительно относятся друг к другу и по другой причине. На руках у населения много оружия. И если кто-то недовольный твоей манерой езды выскочит из машины и с битой направится в твою сторону, или полезет выяснять отношения силовым путем к замешкавшемуся пешеходу, то у такого «крутого» водилы много шансов тут же получить пулю в живот. Стрелявшего суд скорее всего оправдает. Пора бы и нам перенимать передовой опыт правильной езды...

Итак, первое, что весьма приятно удивляет водителя из РФ – дисциплинированное поведение, водительская культура всех участников дорожного движения, включая пешеходов и мотоциклистов, уважительное отношение водителей друг другу и нетерпимость к тем, кто нарушает ПДД. Стоило мне замедлить движение на левом повороте по причине размышлений, охватывающих новичка в чуждой ему дорожной обстановке, и двинуться на желтый свет светофора с погасшей стрелкой, как тут же загудели возмущенные водилы с соседних полос: чего, мол, нарушаешь!

С ЭТИМИ ПАРНЯМИ НЕ ШУТЯТ

А вот к федеральной дорожной полиции, работающей на хайвеях – самой крутой в США – всеобщее и особое уважение. С этими молодцами, всегда аккуратно и с иголочки одетыми, разъезжающими, или стоящими на обочине в авто с особой цветографической раскраской, никто связываться не рискует. По перовому их указанию съезжают на обочину, открывают водительское окно и кладут руки на баранку. И ждут, пока придорожный служивый подойдет, объяснит причину «торможения» и только по его указанию вежливо протягивают заранее приготовленные водительские «корочки». Всем известно, что с этими рабятами спорить – себе дороже, а кабура у них всегда растегнута. Но они же быстро и эффективно помогут, если вы попали на трассе в затруднительное положение, а заодно проверят по компьютеру, сколько у вас за год накопилось нарушений ПДД, а значит и штрафных баллов. Если больше того, что обозначено в законе данного штата, то можете лишиться на время «прав» и подвергнуться разным наказаниям, включая ощутимые санкции со стороны страховых агентств.

 

НОЧЬ – ВРЕМЯ ДОРОЖНЫХ БЕСПРЕДЕЛЬЩИКОВ

Замечу, что белым днем массовый американский водила редко нарушает ПДД и, в особенности, скоростной режим. Максимум, что он себе позволит, так это превысить скорость на 5-10 миль. Да и то, если не видит впереди или сзади полицейский лимузин.

Большие информационные дорожные указатели на хайвеях – научно подобранного зеленого цвета с белыми буквами – глаз такое сочетание воспринимает лучше и раньше. Почти на всех знаках пиктограмма дублируется словом, кратким текстом, знаки ограничения скорости чаще всего белые с черным текстом.

Но все меняется с наступлением ночи. Хайвеи как правило не освещаются, только над большими развязками или особо важными перекрестками в полнеба горит зарево. А народ «развязывает», топят по черному, лихо маневрируют, подгоняют неторопливых дальним. Даже огромные фуры порой становятся болидами. А так как полоса движения в США на 80 см уже нашией, то мне, когда однажды пришлось ехать по ночной федеральной автотрассе с двумя полосами в одном направлении и бетонным бордюром по левой обочине, было очень неуютно в соседстве не только с такими отвязными фурами, но и большими внедорожниками.

ИЗ САРАСОТЫ...

Сарасота (побратим нашего Владимира) – небольшой курортный городок на берегу Мексиканского залива (60 000 жителей, из которых почти четверть – зажиточные пенсионеры, наезжающие в свои небедные коттеджи из больших городов Северо-Запада на зиму и весну), окруженный множеством островов с белыми песчаными пляжами (в числе лучших в мировом рейтинге) на любой вкус – от многолюдных с развлечениями до первозданно безлюдных. Есть здесь озеро с теплой лечебной минеральной водой, замечательный ботанический сад.

В черту Сарасасоты включен ородок Брадентон, в котором расположена знаменитая на весь мир международная школа тенниса.

Но особенность Сарасоты, которой всего-то 95 лет, еще и в том, что она, благодаря щедрости филантропов 20-х годов и их последователей, стала и городом театров, джазовых фестивалей, изобразительных искусств и антикварных магазинов, салонов коллекционной одежды.

Так, в Художественном музее Ринглингов блистает крупнейшая коллекция работ Рубенса и других западно-европейских художников старых школ, обладанию которой может позавидовать и наш Эрмитаж. На подмостках оперного театра, концертного зала, драматического театра и театра балета с собственными трупами и симфоническим оркестром выступают с гастролями исполнители и коллективы мирового уровня (в том числе и из России) – такая насыщенная культурная жизнь редкость для провинциальной Америки, но потому Сарасота особенно посещаема туристами и отдыхающими со всей страны, многие из которых приезжают на своих авто.

Центр Сарасоты с типичной высотной городской застройкой и пробками в час пик невелик – его жители живут большей частью в многочисленных элитных коттеджных поселках, некоторые из которых расположились у самой кромки воды бухт и на островах Мексиканского залива. Стриты и авеню густо связывают город и поселки с автотрассами штата и хайвеями, тянущимися во Флориду с севера и запада. И мы едем по ним в Питер...

 

...В ПИТЕР

Итак, прекрасным солнечным днем отправляюсь из Сарасоты в Санкт-Петербург. Американский. В штате Флорида. А есть еще и его «однофамильцы» в штатах Миссури и Пенсильвании. Хотя «флоридский» – самый известный благодаря тому, что тут расположился гремящий на всю страну морской курортный центр (360 солнечных дней) с мягким тропическим климатом.

БЕТОННЫЙ АВТОРАЙ

Идеальная американская бетонка – две полосы в одну сторону, две – в обратную, между ними большей частью лесополоса или широкий газон, обрамленный высоким бетонным бордюром. 11 утра, будний день, машин на трассах мало. Навигатор приятным женским голосом загодя сообщает о съездах с трассы для перехода с 70-го на 75-й и 275-й межштатные хайвеи. Любопытства ради сверяю голосовую информацию с дорожными указателями – все четко. Самое неприятное – держать скорость, не сильно отклоняясь от разрешенных 75-и или 70 миль/ч – круиз-контроль не работает!

Основными и дублирующими дорожными знаками всех «мастей» дороги утыканы щедро, они хорошо видны и логичны до азбучной ясности. Как правило (во всяком случае во Флориде), правый поворот выделен в особый съезд и разрешен на красный сигнал светофора, но с обязательной остановкой перед выездом на перпендикулярную дорогу. Над каждым перекрестком, фактически над каждой полосой движения, висит свой светофор. Левые повороты обычно имеют свою выделенную полосу.

Трасса катится вниз к Мексиканскому заливу. Вот первый мост через широкую реку Менати, потом большая развязка, по которой переезжаю на 275-й хайвей и, наконец, раскрывается под голубым куполом неба бирюзовая ширь залива Тампа, которую перечеркивает огромной дугой автомобильный мост Sunshine Skyway Bridge.

 

МОСТ СОЛНЕЧНОЙ ЭСТАКАДЫ

Название этого полета инженерной мысли переводится как «мост солнечной эстакады»). Он и в самом деле редкий красавец: начинается поднятыми над волнами метров на десять двумя эстакадами, протянувшимися с двух берегов залива. К середине перехода они весьма круто дыбятся вверх, в гору, где над самой середииой залива вознеслись вантовые пилоны главного пролета: полет инженерной мысли из стали и бетона! Длина этого изящного сооружения – 6,6 км, ширина – 29 м (по две полосы в обе стороны), высота всей конструкции – 131 м, высота свода моста, под котрым и проходят морские суда – 53 м! Строился он пять лет, введен в эксплуатацию в 1987 году, обошелся казне в $244 млн. Стальные тросы-кабели заключены в 84 трубы-ванты диаметром в 9 дюймов (22,86 см), именно они и поддерживают главный «висячий» пролет. «Traval Chanal» занес это «солнечный» мост в список десяти лучших в мире под третьим номером.

Когда я стал резко подниматься вверх по этому, как казалось, узкому мостику в небо, да еще над заливом, то ощутил некий внутренний трепете: а каково взбираться вверх в шторм или ураган? А если заглохнет мотор? Страшновато… Зато каков вид в морские дали-дальние и на отдалившиеся, оказавшиеся где-то внизу берега залива, по которому неторопливо рассекал волны белый теплоход. Жаль, что останавливаться на мосту запрещено.

Спустившись с моста, минут через десять въезжаешь на полуостров Пинеллас, окруженный водами двух заливов – малого Тампа и огромного Мексиканского. Где и расположился город Санкт-Петербург, побратим нашей Северной столицы.

 

РУССКИЕ ПРИШЛИ

В его основании в 1892 году и получении столь звучного названия решительно поучаствовал наш соотечественник – дворянин, капитан Егерского гвардейского полка, охранявшего резиденции царя, Петр Алексеевич Дементьев. Вышедший внезапно по семейным обстоятельствам в отставку, он уехал управлять обширным родительским имением в Тверской губернии. Однако заскучал, продал имение и с женой и четырьмя детьми отправился искать счастья за океан. Сначала бедствовал, потом развернулся, стал крупным лесоторговцем, начал строить железные дороги, так и доехал до Флориды.

И здесь настолько ему понравилось, что решил на берегу залива устроить «город солнца и цветов». Удалось. Он поучаствовал и в его планировке, вспоминая любимые линии Васильевского острова. Построил гостиницу «Детройт», сохранившуюся в первозданном виде до наших дней – она считается самой крупной и фешенебельной в этом городе с множеством парков, белоснежных песчаных парков, марин, наглых пеликанов, музеев, художественных галерей, университетов, театров.

Однако, как это водится в Америке, этот энергичный и талантливый русский человек вскоре разорился и умер в безвестности под принятым именем мистера Питера Деменса.

А главная достопримечательность заморского Санкт-Петербурга – футуристического вида музей Сальвадора Дали. Американской чете Морзе, долгие годы дружившей и восхищавшейся фантазиями мэтра, удалось собрать вторую в мире по значению и полноте коллекцию его работ. Американские дороги с комфортом доведут вас сюда из любой точки Соединенных Штатов.