Госдума натравила прокуроров на дешевое такси

Зампред комитета ГД по транспорту и глава Федерации автомобилистов России пустили по инстанциям жалобы на онлайн-сервисы по заказу такси – GetTaxi, Uber и «Яндекс.Такси».

В возможных нарушениях налогового и уголовного законодательства онлайн-сервисами по заказу такси хотят разобраться зампред Комитета Госдумы по транспорту Александр Старовойтов и глава Федерации автовладельцев России (ФАР) Сергей Канаев, произведя залповый запрос в Генпрокуратуру и Федеральную антимонопольную службу. Их обоих синхронно смутили методы деятельности Gett, Uber и «Яндекс.Такси» на рынке таксомоторных услуг. И депутат, и общественник письменно просят исполнительную власть проверить означенные интернет-сервисы на предмет уплаты налогов. А также уверяют, что те занимаются коммерческим подкупом водителей такси для установления демпинговых цен. С тем, чтобы таким способом выдавить с рынка конкурентов.

Само собой, в текстах писем утверждается, что интернетчики не несут ответственности за перевозку пассажиров, хотя, фактически, являются ее организаторами и тому подобное. Насколько правы «истцы» в своих обвинениях, прокуратура, скорее всего, разберется. Мы же проясним, что из себя представляют эти GetTaxi, Uber и «Яндекс.Такси». Что касается Uber , то тут все крайне просто. Любой человек может скачать и установить на свой телефон или «планшетник» приложение Uber. И с этого момента его машина будет отображаться как «такси» в фирменной системе. То есть идея Uber – обеспечить возможность для любого водителя подвезти за скромное вознаграждение любого пассажира. В результате никто, в том числе и Uber, не знает, какое «шахид-такси» приедет по вашему вызову – насколько адекватен будет его водитель, насколько хорошо он знает город и т.п.

С тем же «Яндекс.Такси» ситуация совершено иная. Во-первых, компания работает исключительно с лицензированными такси и таксомоторными парками. Во-вторых, все водители, желающие работать через это приложение, в обязательно порядке проходят экзамен на знание русского языка и города. Каждые три дня каждый «яндек-таксист» отправляет «Яндексу» около трех десятков фотографий своей машины, доказывая, что машина не битая, с чистым салоном и т.п. Для авто, которые могут быть допущены до работы с сервисом, существует возрастной и стоимостной ценз: с древними иномарками и дешевыми нашемарками дело иметь не будут. Другими словам, когда вы пользуетесь услугами GetTaxi или «Яндекс.Такси», всегда точно известно, что по вызову приедет не таджикский беженец на разваливающейся Nexia. В этом случае вы поедете на хорошей машине с официально зарегистрированным таксистом, исправно платящим налоги и отвечающим за безопасность пассажира.

Элина Ставиская, представитель «Яндекс.Такси», прокомментировала порталу «АвтоВзгляд» скандальное обращение депутата следующим образом: – Наш сервис работает только с официальными таксопарками и диспетчерскими. Все водители в системе имеют разрешения на перевозку пассажиров и багажа от соответствующих муниципальных органов. Короткие поездки в «Яндекс.Такси» дешевле, чем в классических таксопарках. Это достигается за счет оптимизации труда водителя, отсутствия необходимости в большом колл-центре и штате диспетчеров, экономии ресурсов (сокращения холостого хода, времени простоя и затрат на бензин).

Напомним, что в начале июля объединение таксистов Санкт-Петербурга написало открытое письмо губернатору Георгию Полтавченко, попросив запретить Uber, GetTaxi и «Яндекс.Такси». В нем они плакались, что Санкт-Петербург «превратился в маркетинговое поле битвы за снижение тарифов» между тремя глобальными интернет-приложениями по вызову такси. Якобы, минимальные тарифы, установленные онлайн-сервисами, сопоставимы с ценой поездки на общественном транспорте: 49-50 рублей. Тогда ФАС России не увидел нарушений антимонопольного законодательства в действиях интернет-сервисов. Замглавы ФАС России Андрей Цариковский сообщил тогда журналистам, что «не видет нарушения антимонопольного законодательства», добавив, что сам пользуется таким сервисом, поскольку «это очень удобно: нажимаете кнопку и ближайшее такси подъезжает к нужному месту». Не удивимся, если в конце концов окажется, что запросы в Генпрокуратуру России со стороны депутата и общественника появились не на пустом месте, а результате лоббистской деятельности какого-нибудь «объединения таксистов Москвы».