Мстительные сотрудники ГИБДД легко могут превратить любого водителя в наркомана

Фото cdlphysicalexams.com
В апреле этого года по воле подмосковных инспекторов ГИБДД и «аффилированных» с ними наркологов в России стало одним наркоманом больше. Увы, но гримасы российского законодательства таковы, что по схеме, о которой мы расскажем, записать в наркоши можно при желании абсолютно любого автовладельца, принявшего сильнодействующее лекарство.

В нашем случае ситуация развивалась следующим образом. Ранним апрельским утром 2017 года один из патрульных экипажей люберецкой ГИБДД тормознул — как водится, без всяких на то оснований — пожилого автомобилиста на старенькой Opel Astra. И после того, как водитель выразил свое недоумение и — вот ужас! — неудовольствие беспричинной остановкой, гаишники решили наказать «шибко умного» гражданина. Для начала, по традиции, предложили дунуть в алкотестер. Правда, даже «прирученный» гаишный прибор выдал полные нули.

Но разве такая «мелочь» может остановить наших придорожных полицейских в их священной войне с водителями и здравым смыслом? И служивые везут человека на медосвидетельствование на основании того, что, по их мнению, от человека просто разило алкоголем. В направлении так и написано — запах изо рта. Хотя любой, даже самый непрофессиональный нарколог подтвердит, что при нулях на алкотестере никакого запаха алкоголя быть не может в принципе (в худшем случае — запах перегара, который часто путают с запахом алкоголя — от вчерашнего возлияния, а самого алкоголя в выдыхаемом воздухе уже нет, поэтому алкометр и показывает 0). Что это, как не откровенная полицейская подстава? В которой чуть позже с удовольствием приняли участие и люберецкие наркологи. Хотя по-началу дела в местном наркодиспансере у нашего героя складывались неплохо.

Фото questdiagnostics.com

Местные эскулапы подтвердили, что никаких внешних признаков опьянения у него нет: речь, походка, поведение полностью соответствовали состоянию трезвого человека. И это при том, что в гаишном направлении на освидетельствование, повторимся, были указаны и нарушение речи, и дрожание пальцев рук, и резкое изменение окраски кожных покровов и много чего еще. Гражданина надо было отпускать. Но не тут то было — по приказу Минздрава № 933н у всех водителей, которых доставили гаишники, надо отбирать мочу на анализ, при невозможности ее сдать — кровь. В общем, честь своего и заодно гаишного мундиров медики решили отстоять с помощью так называемых иммунохроматографических исследований.

Но пусть сложное наукообразное название вас не пугает: речь идет всего лишь о тест-полосках, опускаемых, грубо говоря, в мочу — типа теста на беременность. Точность такого анализа вызывает большие сомнения у профессионалов. К тому же, как сообщили порталу «АвтоВзгляд» источники в самом Минздраве, сейчас в использовании тест-полосок для анализа наркотиков в моче царит полная анархия. За качеством изготовления тестов и их надлежащей работоспособности следит только сам изготовитель, поскольку этот товар не подлежит обязательному сертифицированию. И у пользователей могут встречаться откровенно плохо работающие, нагло «врущие» тесты.

Иначе говоря, и в нашем случае не исключено, что тест-полоски вели себя не самым лучшим образом, и могли показать ложные (или, как говорят специалисты, ложноположительные) результаты. И они показали — в моче «терпилы» немедленно были обнаружены следы кокаина и марихуаны!

По крайней мере, так ему заявили наркологи. Однако согласно приказу Минздрава №933н, на этом этапе медосвидетельствования положено использовать не просто тесты, а тесты со специальными приборами для оценки результата — и не просто результата, а количественного. Но в нашем случае о концентрации обнаруженных веществ и слова сказано не было! Тем не менее, результаты этой «экспертизы» стали основанием для направления биоматериала «подозреваемого» в химико-токсикологическую лабораторию ГБУ «Московский областной наркологический диспансер» (ну как тут не вспомнить дело «пьяного мальчика», кровь которого «изучали» другие подмосковные доктора — из Бюро судебно-медицинской экспертизы МО). И ее результаты не заставили себя долго ждать.

О кокаине и марихуане в них речи нет. Зато фигурируют (опять же без указания концентрации) не менее страшный для водителя нитразепам, включенный в перечень психотропных веществ постановлением Правительства РФ № 681(так называемый список III). Его обнаружение в моче пациента гарантирует диагноз «опьянение», вне зависимости от состояния человека. И никакой суд не будет вдаваться в подробности, хотя здесь они (в первую очередь — пороги обнаружения-выявления веществ в моче) ой, как важны.
Ведь на месте героя этого материала может оказаться любой водитель, употребивший (не перед поездкой, а за сутки и даже более) некое лекарство из списка психотропных веществ. Его следы в организме уже не влияют на адекватность поведения водителя, его восприятие и оценку действительности, однако моментально превращают в пьяного за рулем и даже наркомана с последующей обязательной постановкой на учет в наркодиспансер.

Беда в том, что в КоАП РФ «забит» только порог на алкоголь в выдыхаемом воздухе (0,16 мг/л), и более ничего…. Даже порог алкоголя в крови до сих пор не удосужились внести (хотя это, наконец-то, скоро все-таки будет сделано, проект закона уже есть). А пороги на наркотики и психотропы тем более отсутствуют, что в подавляющем большинстве случаев и оборачивается для абсолютно здоровых граждан диагнозом наркоман.

И пока нам приходится уповать только на квалификацию и честность сотрудников химико-токсикологических лабораторий, многие из которых дают «смертельные» для граждан заключения об обнаружении в их организме «вредных» веществ только в том случае, когда сами уверены в этом результате, порой неоднократно перепроверяя и повторяя свои результаты перед тем как их выдать. Многие, но, как мы видим, далеко не все. А проверить работу лабораторий и их сотрудников сегодня, увы, практически невозможно.

…А если говорить о судьбе героя этой публикации, то суд первой инстанции, основываясь на данных областных наркологов, уже лишил его «прав». И ему вряд ли стоит рассчитывать на понимание в кассационных инстанциях.