Какой уголовный срок грозит водителю за помощь пешеходу

соцсети
Однажды предложив помощь врачам скорой помощи, обнаружившим сбитую на «зебре» девушку-пешехода, водителю уже больше года приходится доказывать в судах, что к ее смерти он не причастен.

Заседания очередной апелляционной инстанции ждет московский водитель Олег Васильев после того как следствие сделало его виноватым в смерти на пешеходном переходе в чувашском поселке Новое Шептахово пьяной местной жительницы. Все началось почти год назад, первого января 2017 года, когда экипаж скорой помощи обратил внимание на лежащую без признаков жизни на «зебре» девушку. Медики остановились, увидели, что она жива, но травмирована и без сознания. После этого, согласно показаниям врачей, имеющихся в уголовном деле, рядом затормозил Mercedes 350 ML Олега Васильева, который, проезжал мимо и решил помочь.

Пострадавшая, оказавшаяся студенткой-первокурсницей техникума питания города Чебоксары, согласно записям камер видеонаблюдения, вышла из ближайшего магазина с бутылкой пива упала в сугроб, пролежала там пять минут. Затем с третьей попытки она встала и пошла по направлению к злополучному пешеходному переходу, на котором ее потом и нашли медики. По доброте душевной водитель Васильев помог врачам погрузить пострадавшую в медицинский транспорт и оставил им номер своего телефона — мало ли что. А уже через две недели в Москве его задержала полиция и в компании пары оперативников отправила в Чебоксары — на том самом ML.

Выяснилось, что девушка умерла в больнице, а врачи, когда ее раздевали, обнаружили в одежде кусочек пластика, который мог быть частью машины, причинившей смертельную травму. И следствие решило, что кусок пластика принадлежит автомобилю Васильева — видимо, потому, что под рукой был его номер телефона… Оказавшись на чувашской земле, москвич стал свидетелем настоящих «чудес правосудия».

Далее ради простоты и объективности изложения будем придерживаться лишь материалов уголовного дела. По версии следствия, которую поддержал потом и суд, пострадавшая лежала на пешеходном переходе, а Васильев наехал на нее своим Mercedes. Причем эту версию никак не поколебал даже тот факт, что один из сапожков пострадавшей обнаружили потом отлетевшим на 60 метров от ее тела, а шапку — почти на 14 метров. При наезде на лежащего человека такое невозможно в принципе. Показания врачей скорой о том, что обвиняемый оказался на месте происшествия уже после них, суд проигнорировал.

В деле чудесным образом имеются результаты сразу двух экспертиз того самого кусочка пластика. Первая пришла к выводу, что он принадлежит бамперу Volkswagen Golf (госномер такой-то), а другая, что это — кусочек пластиковой защиты картера ML Олега Васильева. Как такое вообще может быть?! Кто из экспертов произвел подлог?

С самим куском пластика тоже ничего не понятно. Согласно протоколу изъятия, его размер составляет 3х4 сантиметра, а везде в материалах дела фигурирует осколок с габаритами 1,5х2 сантиметра. Откуда он взялся вообще?! Далее, на суде большинство свидетелей заявили, что они не давали тех показаний, которые зафиксированы якобы с их слов в деле. И последующая графологическая экспертиза подтвердила: подписи под их показаниями подделаны. Кто и зачем это устроил, спрашивается? Подтверждена и подделка подписи самого Васильева под актом экспертизы осколка.

И что же делает чувашский райсуд, имея столь нагло шитое белыми нитками дело на руках? Правильно: «самый справедливый» признает водителя виновным в несовершенном им наезде и приговаривает его к 2,3 годам условного срока, двум годам лишения «прав» и 600 000 рублям выплат компенсации морального ущерба родственникам погибшей.

Теперь Олег Васильев ждет рассмотрения своей апелляции в Верховном суде Чувашии. Таким образом, в очередной раз подтвердилась истина: ни одно доброе дело не останется безнаказанным. Не попытался бы 1 января 2017 года водитель помочь пешеходу, не мыкался бы сейчас по судам без «прав» и денег.