Чудес на свете не бывает

Картина угонов 2004 года была вполне прогнозируемой — автоворовство в России продолжает процветать. И хотя в Москве количество угонов снизилось на 5,6%, общее число пропавших автомобилей в Первопрестольной достигло 15 920 штук, что, согласитесь, немало.

Картина угонов 2004 года была вполне прогнозируемой — автоворовство в России продолжает процветать.

И хотя в Москве количество угонов снизилось на 5,6%, общее число пропавших автомобилей в Первопрестольной достигло 15 920 штук, что, согласитесь, немало.


Приоритеты у автоворов в сравнении с 2003 годом принципиально не изменились. Лидеры угонов — автомобили ВАЗ «десятого семейства», второе и третье место плотно удерживают Audi и VW. Что касается милиционеров, то на поприще раскрытия автомобильных краж поразительных результатов пока им добиться не удалось (да и сами служивые нередко становятся жертвами угонщиков).

Причем речь идет не о личных авто работников полосатого жезла, а о патрульных раскрашенных машинах, позариться на которые решится далеко не каждый уголовник. В одном из округов столицы прямо под окнами отдела ГИБДД «ночевала» патрульная «десятка». Дежурный для порядка время от времени поглядывал в окно, но особо не волновался — кто, мол, пойдет на кражу авто с «люстрой». Но примерно в три часа утра служивый снова посмотрел на вверенные ему автомобили. Все стояли на своих местах, но вот «десятки» не было. Молодой человек от удивления разинул рот, но потом споро отбил сообщение об угоне. Розыскные мероприятия в первые два часа особых успехов не принесли. Кто именно угнал автомобиль и с какой целью, оставалось загадкой. Мимо постов-пикетов и одиночных патрулей разыскиваемая машина не проезжала, да и вообще никаких следов отыскать не могли.

Остались без «люстр»

Следующий день также не порадовал обилием информации. Создавалось впечатление, что «десятку» надежно спрятали, — то ли для того, чтобы разобрать на запчасти, то ли чтобы использовать в преступных целях. Последний момент волновал больше всего, ведь на «раскрашенном» гаишном авто можно натворить немало дел. К счастью, через двое суток патрульное авто удалось обнаружить. «Десятка» спокойно стояла во дворе одного из жилых домов, причем от места угона уехала всего на пару километров. Самое интересное, что из машины ничего не пропало, — и рация, и даже оставленные экипажем личные вещи лежали на своих местах. Вот только угонщика найти так и не удалось. Самая правдоподобная версия: милицейскую «тачку» взяла «напрокат» шпана, а для большего куража увела авто прямо «из-под носа» придорожных милиционеров. Как бы то ни было, но лихих дел на «десятке» вроде не сотворили, и через какое-то время дело об угоне пришлось закрыть. Найти пошалившего столь необычным способом «пижона» уже вряд ли удастся.

Хотя по большому счету угоны патрульных авто — большая редкость: все-таки машины сильно бросаются в глаза, а служивые за «оскорбление» могут и пришибить ненароком. За прошедший год увели всего 7 авто, причем 4 из них очень быстро вернулись к законным владельцам. Но вот «люстры» и синие проблесковые маяки — желанная добыча воришек. Конечно, украсть огромное «украшение» с патрульного авто решится не каждый (за ушедший год сняли всего 3 «люстры»), а вот маленькие «мигалки» становятся поживой разбойников довольно часто. Сколько именно маяков недосчитались наши доблестные гаишники, сказать сложно — они то ли сами сбились со счета, то ли и вовсе уже бросили вести такую статистику. Кстати, от рук воров и угонщиков служивые страдают и в свободное от работы время.

В конце ноября сотрудник одного из отделов ГАИ возвращался из деревни. Хоть службу нести и не предстояло, служивый был в форме, но на своем личном стареньком автомобильчике. Машина шла на приличной скорости, как вдруг водитель заметил идущего по шоссе человека. Невменяемый пешеход упрямо пер по проезжей части навстречу верной смерти и сворачивать явно не собирался. Стремясь избежать наезда, милиционер затормозил, и уже через мгновение к остановившемуся авто подлетели два здоровенных детины. Бандиты молча выволокли инспектора из салона, не обратив никакого внимания на погоны и форму, и скрылись в неизвестном направлении. До ближайшего поста пострадавший добрался лишь через несколько часов, так что надежды вернуть похищенное авто у него уже не было. Как ни странно, но, похоже, некая счастливая звезда хранит работников этого ведомства, поскольку старенькую «помойку» (как охарактеризовал ее сам хозяин) нашли быстро. Машина стояла на задворках какой-то стройки и внешне была цела. Лишь при ближайшем рассмотрении инспектора поняли, что в салоне отсутствуют магнитола, все более-менее ценные вещи, а вместо двух колес стоят аккуратные кирпичные подпорки. Разборчивые воры забрали лишь новую, еще имеющую товарную стоимость резину, оставив владельцу два видавших виды колеса.

По статистике, патрульные авто угоняются либо для куража, либо (как и любой другой автомобиль) на запчасти. Что же касается личного транспорта инспекторов, то здесь действуют те же законы, что и для простых граждан. Единственное отличие — больше рычагов влияния на ход следствия, но, по большому счету, если у крупной шишки машину украли профессионалы, высокие чины и погоны в поисках пропавшего авто вряд ли помогут. Ведь до сих пор наши милиционеры не придумали более-менее эффективного способа борьбы с автоугонщиками.



«Чистильщики идут»

Милицейское ведомство пока еще не подсчитало количество автокраж за 12 месяцев 2004 (скорее всего, это будет сделано в феврале-марте 2005) по всей России, но данные с января по ноябрь включительно уже стали достоянием общественности.

За 2003 год в России было совершено более 55 000 автокраж, за одиннадцать месяцев 2004 — уже 66 144. Что касается раскрываемости, то показатель остался неизменным: владельцам возвращается лишь каждая седьмая машина. Есть в эмвэдэшной статистике и такая графа, как угон, — за 11 месяцев прошлого года таковых случилось 50 405. Возвращено хозяевам 27 354 авто. Объяснить рост абсолютных показателей автоворовства мы не возьмемся, хотя определенные предположения на этот счет есть.

Весьма часто для легализации криминальных машин преступники прибегают к помощи гаишников. Более того, иногда сами служивые становятся крестными отцами воровского бизнеса. За примерами далеко ходить не надо. Конец мая 2004 года. Одновременно 30 оперативных групп ГУСБ МВД России устроили облаву на «оборотней» из ГАИ. Первым «под огонь» чистильщиков попал сотрудник ГИБДД Нижнего Новгорода. В его загородном доме нашли 15 000 долларов наличными, три автомобиля, числящихся в угоне, и 20 поддельных документов на машины разных марок. И все это добро у рядового (!) гаишника. В этот же день, но уже в Москве, опера сделали контрольную закупку ворованного Volkswagen Golf у сотрудника 3-го спецбатальона ДПС Александра Морозова. Через час Морозова со товарищи задержали.

Тогда же в здании УГИБДД Москвы в кабинетах должностных лиц произвели выемку документов. Помимо замов начальника управления «шерстили» Юрия Морозова, помогавшего оформлять липовые документы. ГУСБ не обошло вниманием и 3-й батальон спецполка ДПС УГИБДД Москвы, сотрудник которого практически в открытую торговал ворованными авто. Здесь обнаружили три джипа, числящихся в угоне, причем одним из них пользовался Александр Томчук (заместитель командира спецполка ДПС).



Нары для ментов

Осенью — очередной громкий скандал, в котором оказались замешаны первые лица Управления ГАИ Чувашии. Начальник республиканской ГИБДД Александр Кириллов был верхушкой в сложной криминальной цепочке — он помогал легализовывать дорогие иномарки. Всего в деле фигурировало 16 человек.

По данным следствия, Кириллов принуждал своих подчиненных легализовывать автомобили с криминальным «душком» для последующей поставки иномарок на рынок московского региона.

В столице эти машины оказывались по фальшивым документам, оформленным зачастую на самих гаишников. Дальше — больше. В ходе следствия выяснилось, что два автомобиля, закупленных для нужд республиканской Госавтоинспекции, числились в международном розыске. Приказ о вводе их в эксплуатацию лично подписывал глава МВД Чувашии, и сам ездил на одной из них.

Аккурат под Новый год над чувашскими «оборотнями» состоялся суд. Начальника УГИБДД полковника Кириллова обвинили в неуплате таможенных платежей, злоупотреблении служебным положением, контрабанде, растрате и приговорили к пяти годам колонии общего режима. Его подчиненного, капитана Дмитрия Наймушина — к четырем.

В Московской области банда бывших и действующих сотрудников правоохранительных органов арендовала гараж, который превратила в криминальную базу, — там перебивались номера на краденых автомобилях, а также изготавливались фальшивые документы. Подобные факты найдутся практически в каждом субъекте федерации — нечистые на руку гаишники «крышуют» автокриминальный бизнес и неплохо себя чувствуют. Отсюда и низкий процент раскрываемости. На этой почве особенно несуразно выглядит инициатива ГАИ России о повсеместном внедрении системы дополнительной маркировки Data Dot.

Бесспорно, дополнительная маркировка автомобиля — дело полезное. Однако уверенность гаишников, что внедрение новой системы идентификации автомобилей приведет к окончательному поражению угонщиков и позволит возвращать пропавшие автомобили истинным владельцам, мягко говоря, вызывает сомнения.

Эксперты-криминалисты экстра-класса утверждают, что сегодня практически у любого автомобиля зарубежного производства, даже с полностью измененной заводской маркировкой, можно установить «родной» идентификационный номер. Между тем многие из ныне работающих в милиции экспертов даже не знают, где и какие идентификационные номера расположены в том или ином иностранном автомобиле. Скажем, распространено мнение, что автомобили из США имеют единственную маркировку — на табличке под ветровым стеклом на торпедо. В действительности же американские авто оснащены самой изощренной и многоступенчатой системой маркирования узлов и агрегатов. Если ее знать, то любое изменение номерных знаков не останется незамеченным и авто элементарно идентифицируются. Например, у Jeep Grand Cherokee номерных опознавательных знаков более 26, что позволяет при необходимости проводить точную идентификацию, даже если с авто поработали перебивщики номеров. К сожалению, максимум, на что сегодня способны большинство экспертов, это просто констатировать факт изменения номеров, но не идентифицировать машину.

Теперь вопрос — а изменит ли ситуацию внедрение новой системы идентификации и будет ли она реально способствовать увеличению возврата угнанных машин? Сильно сомневаемся. Коль стражи порядка до сих пор не научились использовать тот потенциал, который уже заложили производители в свою продукцию, то надеяться на повышение служебного рвения просто наивно.

Ясно как белый день: до тех пор, пока в милицейской службе водятся халтурщики, мздоимцы и те, кто на легализации ворованных авто «срубает» баснословные барыши, никакие «даты доты» не гарантируют рядовым гражданам возврата авто. И не стоит верить в чудеса. Их на свете не бывает...




None