Осторожно: злой инспектор

Еще в процессе работы над ныне действующим КоАП труженики свистка и жезла плакались, что, дескать, с таким Кодексом работать будет невозможно. В переводе с языка гаишников на язык водителей сие означает, что маневров для мздоимства становится на порядок меньше. Однако так просто служивые не сдались и на отдельные статьи дорожного законодательства стали закрывать глаза. Законодатели в статье 24.3 КоАП РФ разрешили любому желающему россиянину проводить досуг и обогащаться юридическими знаниями в гаишных кабинетах. Дословно это звучит так: «дела об административных правонарушениях подлежат открытому рассмотрению».

Еще в процессе работы над ныне действующим КоАП труженики свистка и жезла плакались, что, дескать, с таким Кодексом работать будет невозможно.

В переводе с языка гаишников на язык водителей сие означает, что маневров для мздоимства становится на порядок меньше. Однако так просто служивые не сдались и на отдельные статьи дорожного законодательства стали закрывать глаза.


Законодатели в статье 24.3 КоАП РФ разрешили любому желающему россиянину проводить досуг и обогащаться юридическими знаниями в гаишных кабинетах. Дословно это звучит так: «дела об административных правонарушениях подлежат открытому рассмотрению». Сделана такая запись в своде законов не случайно, ведь при разборе ДТП или рассмотрении дела о непристегнутом ремне иные гаишники могут заниматься произволом.

Впрочем, рассмотрение дел может происходить и за закрытыми дверями. Но лишь в трех случаях: если в процессе «разбора полетов» будет разглашаться государственная, военная или коммерческая тайна, если открытое рассмотрение создаст опасность для участников процесса и их близких и если при рассмотрении дела окажутся затронуты их честь и достоинство. Даже не имея юридического образования, нетрудно догадаться, что «административка», связанная с нарушением ПДД, вряд ли может подойти под один из запретных пунктов.

Корреспонденты «МКмобиля» решили выяснить, дают ли гаишники гражданам пользоваться своими законными правами. Спрятав диктофон, мы отправились в рейд по группам административной практики столичной ГИБДД. Оговоримся, что аналогичный «народный контроль» журналисты издательского дома «МК» уже проводили два года назад.

Сидеть и не рыпаться

Визит в группу разбора ГАИ Южного округа (Каширское шоссе, 76, корпус 1) состоялся 4 февраля, в пятницу. На удивление, служивые тут оказались прелюбезнейшие — на вопрос, можем ли мы поприсутствовать в качестве наблюдателей в их кабинете, они сказали:

— Да пожалуйста. Только сидите тихо и не встревайте в разговор.

У нас полное помутнение рассудка от небывалой вежливости гаишников. Неужто КоАП стали читать? Словно оплеванные, мы вышли из одного гаишного логова и отправились в другое.

5 февраля, суббота. Около часа дня входим в 1-й батальон полка ДПС Центрального округа Москвы, что на Вятской, 35.

— Простите, у вас сегодня рассматриваются ДТП? — пытаемся вступить в контакт с гаишной «цивилизацией».

— Вы читать умеете? — строго отрезал капитан. — На двери все написано!

— Извините, но нас интересует, у вас сегодня открытое или закрытое рассмотрение дел?

— У нас рассмотрение открытое, но присутствовать на нем нельзя. Покиньте кабинет!

Оба-на! Видать, местные гаишники живут в своей системе координат, и человеку, не обремененному погонами, сложно понять, как это — рассмотрение открытое, но присутствовать нельзя? Когда мысли устаканились, потихоньку начинает доходить, что присутствовать в кабинете можно лишь тогда, когда рассмотрение объявлено закрытым...

— Минуточку, если рассмотрение открытое, то я тихонько посижу, послушаю... Мешать не буду — чесслово.

Капитан резко вскакивает из-за стола и стремительной походкой направляется к нам. На всякий случай снимаю очки — вид у офицера такой, будто бить собирается. Но нет, пронесло. Служивый отважился сделать публичное заявление:

— Граждане, пока этот человек (показывает на меня пальцем) не покинет кабинет, прием населения окончен.

Воевать с очередью — занятие неблагодарное, а посему спешно ретировались. Вывод таков — в 1-м батальоне ЦАО гаишники плохо читают Кодекс или, по крайней мере понимают его по-своему, причем в крайне извращенной форме.

12 февраля. Являемся в 3-й отдел ГАИ на спецтрассе, обслуживающий Ленинский проспект.

— А мы к вам. Хотим воочию увидеть, как дела административные вы рассматриваете.

— У вас с головой все в порядке? — недоумевает капитан Евгений Платонов. — Покиньте кабинет и дождитесь своей очереди.

— Уважаемый, да мы просто хотим послушать, воспользоваться своим законным правом.

— Я прекращаю работу до тех пор, пока вы не покинете кабинет.

Метод тот же, что и в ЦАО, и на публику действует безотказно.



По личному приглашению

Следующий пункт назначения — Остоженка, 53, корпус 2, где дислоцируется 5-й отдел ГАИ.

— Сегодня у вас открытое рассмотрение дел?

— Щас лично для вас все будет закрыто, — пробурчал капитан, как позже выяснилось, по фамилии Солдатов. — Покиньте кабинет.

— Да мне бы посмотреть, как тут все происходит, а то волнуюсь, самому скоро предстоит.

— Вы русского языка не понимаете? — не унимался в хамстве инспектор. — Я же сказал, покиньте кабинет. Здесь нечего слушать.

За столиком напротив сидел молоденький старлей, который проникся моими проблемами:

— Правильно ли понял: вы хотите посмотреть, как происходит разбор ДТП? У меня сейчас как раз будет рассмотрение дела, вы назовите свою фамилию, и я вас приглашу вместе с участниками аварии...

Перспективный старший лейтенант. Умеет работать и вежливо общаться с гражданами в отличие от капитана Солдатова, который с порога всех и вся посылает по Волге-матушке. А еще удивила конспирация всех без исключения столичных дорожных милиционеров. Согласно внутренней инструкции, у каждого кабинетного гаишника должен на груди красоваться бейджик (бумажка с именем, фамилией и должностью инспектора). В ГАИ области за этим строго следят, а вот в Москве почему-то не очень.



ГАИ не слышит прокурора?

В 2003 году Генеральная прокуратура Российской Федерации провела проверку гаишных подразделений и действительно выявила факты нарушения закона. Тогда же начальник Управления ГИБДД ГУВД Москвы Сергей Казанцев получил солидный нагоняй от Генпрокуратуры и пообещал исправить ситуацию. Повторный «народный контроль» показал, что ситуация мало изменилась и прокурорским ревизорам вновь пора поучить уму-разуму отдельных служивых из ГИБДД.




None