Гонки по правилам и без

На нынешней повестке дня «фабрики грез» по имени «Формула-1» — два животрепещущих вопроса: кто догонит «Renault» и что происходит с «Ferrari». Причем если первый из них от гонки к гонке становится актуальнее, то второй все больше и больше отходит на задний план…

На нынешней повестке дня «фабрики грез» по имени «Формула-1» — два животрепещущих вопроса: кто догонит «Renault» и что происходит с «Ferrari». Причем если первый из них от гонки к гонке становится актуальнее, то второй все больше и больше отходит на задний план…


Принято считать, что переезд в «еврозону» после первых трех межконтинентальных Гран-при меняет расклад сил в гоночном пелетоне. Определенная истина в этом есть, однако данное правило срабатывает далеко не всегда. Хотя в текущем сезоне первая европейская гонка — Гран-при имени Сан-Марино 24 апреля — казалось бы, подтвердила мнение, что в Европе чемпионат как бы начинается заново. Однако, спустя месяц после прибытия «Формулы-1» в страны Старого Света, все вернулось на круги своя… И весеннюю часть сезона «Renault» во главе с испанским вундеркиндом Фернандо Алонсо завершила с вполне ощутимым преимуществом над соперниками.

Отчего краснеет «Ferrari»?

Правда, к числу соперников «Renault», похоже, уже больше не относится «Ferrari». Не помогли ни новая машина, выпущенная в гонки раньше срока в Бахрейне, ни усиленная тестовая программа. «Скудерия», не присоединившаяся к межкомандному соглашению об ограничении тестов, проводит на испытаниях примерно на 27 процентов километров больше, нежели любая из других конюшен. Поначалу поведение итальянской команды вызывало стойкое возмущение у коллег. Однако, поскольку взрыва результативности не последовало, разговоры о беспардонном поведении «ферраристов» в паддоке сменяются анализом причин неудач «Скудерии».

В ходе Гран-при Сан-Марино показалось, что красные «лошадки» из Маранелло, видимо, почувствовавшие запах родных пенат, наконец-то побежали быстрее. Стартовав с низкой 14-й позиции, Шумахер, где обгоном, а где за счет тактики поздних пит-стопов, совершил феноменальный рывок на… второе место, «приземлившись» прямо за задним спойлером лидировавшего Алонсо.

В итоге Шумахер финишировал вторым всего в 0,215 c от лидера чемпионата, подарив зрителям пока что самую яркую дуэль в нынешнем сезоне. Однако, вопреки ожиданиям, это не стало поворотным моментом в ходе первенства. Уже на следующем Гран-при, 8 мая в Испании, Михаэль, стартовав с восьмого места, вышел на четвертое благодаря затянутому пит-стопу. И быть бы ему на финише явно не в последних рядах, а то и на подиуме, но по очереди были изношены и проколоты две левые шины. И, вполне возможно, это произошло не по вине «Bridgestone», а по причине того, что машина заправляется «под завязку», поскольку именно так едет быстрее.

22 мая в Монако Михаэль был только седьмым, пострадав в массовом завале, устроенном пилотом «Minardi» Кристианом Альберсом на 24-м круге. На Ferrari Шумахера было сломано переднее крыло, которое, естественно, пришлось менять в боксах. Казалось бы, снова случайность — однако, если бы Шумахер, как в прежние времена, ехал впереди, а не продирался из глубины пелетона, подобного казуса могло бы и не произойти.

Через неделю на Гран-при Европы в Нюрбургринге Михаэль снова был далеко от борьбы за подиум, а в итоге приехал пятым. Зато его партнер Рубенс Баррикелло финишировал на подиуме — третьим. Является ли это знаком возрождения «Ferrari»? Вряд ли. А вот расшатыванием командной дисциплины — наверняка, поскольку в Нюрбургринге Рубенс заявил о том, что больше не намерен соблюдать субординацию и ныне рассматривает Михаэля как любого другого пилота на трассе.

С начала сезона основным виновником проблем «Ferrari» посчитали шины «Bridgestone», а также неудачную «гибридную» модель 2004/2005. Соответственно с появлением новой машины, которая сразу же поехала быстрее своей предшественницы, но нестабильно, все свалили на ее недоведенность. Но, похоже, дело не только и не столько в шинах, и не в «детских болезнях» F2005. А в том, что дизайнерам «Ferrari» к 2005 году изначально не удалось создать автомобиль, который был бы на голову выше машин конкурентов, как раньше, а скорее наоборот. Одна из настораживающих особенностей машины — она едет быстрее с полными баками, а не с полупустыми. Так что, возможно, в техническом штабе команды из Маранелло грядут скорые перестановки…



Кого боится Алонсо?

Однако Алонсо пока рано примерять на себя титул чемпиона мира — на последних Гран-при в спину «Renault» полетели «серебряные стрелы». Причем в тех гонках, в которых болид Кими Райкконена не поражают разного рода технические проблемы, он едет явно быстрее. Правда, пока по количеству этих самых проблем «McLaren» демонстрирует явно не чемпионский уровень. Уже на первом европейском Гран-при в Имоле Кими показал, что именно он может стать главным оппонентом Алонсо, однако сход по техническим причинам не позволил ему прервать победную серию «Renault». Ответ на вопрос, что было бы, если бы машина Райкконена в Имоле дотянула до финиша, был получен на следующем Гран-при — Испании. С самого начала гонки McLaren обладателя поула был очевидно быстрее Renault. Финн штамповал лучшие круги и даже после заездов на пит-стопы не терял своей первой позиции. К чести Фернандо Алонсо, перед лицом домашней аудитории и после продления контракта с «Renault» он пытался сделать все что мог, да вот его болид мог гораздо хуже, чем автомобиль Райкконена. Испанец вышел на второе место, но не более того. 22 мая в Монте-Карло Кими лидировал от старта до финиша, одержав вторую подряд победу в сезоне. Фернандо Алонсо, на протяжении большей части гонки удерживавший вторую позицию, финишировал только четвертым.

После Гран-при Монако «Renault» сохранила первое место в Кубке конструкторов, однако команде начал уже откровенно угрожать «McLaren» — разрыв составлял всего 12 очков. Райкконен отставал от Фернандо Алонсо на 22 очка. Однако на Гран-при Европы шансы сократить отставание «серебряные стрелы» не использовали. Проиграв квалификацию, Райкконен обошел на старте обладателя поула Ника Хайдфельда. И вплоть до последнего круга его победа не вызывала сомнений. Увы, но из-за избыточной вибрации буквально на последнем круге гонки, прямо на глазах у зрителей и преследовавшего Кими Фернандо Алонсо, передняя подвеска на McLaren в считанные секунды развалилась на куски. Правое переднее колесо повисло «на соплях», и машина, развернувшись бесславно задом, с дымом из-под колес устремилась в отбойник.



Монтойя жалуется, Баттон мечтает

Помимо «McLaren», «Renault» стоит обратить самое пристальное внимание на «Williams». В Монако Ник Хайдфельд и Марк Уэббер заняли второе-третье места на подиуме. А через неделю на Гран-при Европы Хайдфельд приехал вторым, правда, по собственному признанию пилота, рассчитывать на победу «Williams» еще рано. Довольно неожиданно, что сильным звеном команды пока оказывается именно Хайдфельд, а не Марк Уэббер, который за эти дни больше всего отличился не заработанными очками, а организацией стартового завала на Гран-при Европы.

Вот кого Кими и Фернандо точно уже можно не опасаться, так это напарника Райкконена по команде Хуана-Пабло Монтойю. В этом сезоне колумбиец постоянно попадает в неприятные ситуации. Например, в Монако стюарды сочли Хуана-Пабло виновным в неосторожной езде и организации большой аварии из нескольких машин во время субботней свободной практики и передвинули пилота в конец стартовой решетки. А если учесть пропущенные из-за травмы плеча гонки и лишь 16 набранных очков, пилоту можно посочувствовать. Как пожаловался сам Монтойя, МР4-20 просто не подходит к его стилю пилотирования…

Так что, возможно, Монтойя спит и видит себя снова в составе «Williams». Наверняка, проклиная юристов BAR, там же мечтает оказаться и Дженсон Баттон. Увы, но BAR уже ничем не напоминает саму себя образца прошлого года. А после Имолы команде пришлось лишиться немногих с трудом заработанных в сезоне очков, а также пропустить Гран-при Испании и Монако. А ведь в Сан-Марино Баттон приехал третьим! Дело в том, что по результатам послегоночного взвешивания после слива топлива автомобиль BAR оказался почти на шесть килограммов легче положенного. В новой топливной системе BAR, введенной с Гран-при Малайзии, из-за особенностей двигателя Honda предусмотрен так называемый резервный бак. В нем должен находиться неприкосновенный запас топлива, который, с точки зрения команды, и компенсировал этот недовес. FIA отказалась считать содержимое запасного бака как неотъемлемую часть болида, и перед BAR встала угроза годичной дисквалификации команды и штрафа в миллион евро. Но команда отделалась сравнительно легко…



None