Дорога без тока

25 мая в одночасье обесточилось полстолицы и ряд сопредельных областей. Оказался парализованным «электрический» общественный транспорт, отключились светофоры (236 из 1500), железнодорожные переезды, закрылись продовольственные магазины, банки, АЗС... Во многих округах «повисли» мобильные телефоны. Город фактически встал.

25 мая в одночасье обесточилось полстолицы и ряд сопредельных областей. Оказался парализованным «электрический» общественный транспорт, отключились светофоры (236 из 1500), железнодорожные переезды, закрылись продовольственные магазины, банки, АЗС... Во многих округах «повисли» мобильные телефоны. Город фактически встал.


Прибыть на работу к сроку в тот злополучный день было суждено далеко не всем. По сообщению пресс-центра столичной подземки, в момент отключения тока в тоннелях находилось свыше сорока составов (а это почти 20 000 человек!). Те же граждане, коим посчастливилось не попасть в метро, заполонили улицы и проспекты города, дабы уехать на автобусе или попутке. Пользуясь возникшей ситуацией, жлобы-«частники» взвинтили цены до заоблачных высот. Скажем, чтобы доехать от «Выхино» до «Пушкинской», «безлошадным» москвичам приходилось раскошеливаться минимум на тысячу рублей. И это был не предел. На чужой беде наживались и «официальные» таксисты, пойдя наперекор закону в поисках легкой наживы. Маршрутки в тот день превратились в многоместные автобусы и принимали на борт до 25 человек. ГАИ на эти явные нарушения правил перевозки смотрела сквозь пальцы, ибо основное внимание было сфокусировано на перекрестках, где отключились светофоры. Впрочем, заметим, что о пассажирах все-таки позаботились — по обесточенным троллейбусным и трамвайным маршрутам пустили автобусы. А чтобы и этот вид общественного транспорта не встал в глухих заторах, их с «мигалками» сопровождали машины ГАИ.

В первую очередь авария в РАО ЕЭС коснулась южной и юго-восточной частей Москвы, а также центра города: на Тверской образовалась многокилометровая «пробка», причем не только на проезжей части, но и на тротуарах. Дело в том, что многие предпочли передвигаться пешком, а не томиться в автобусах. «Околокремлевские» районы пусть медленно, но передвигались — от «пробок» их спасли намертво вставшие окраины.

Но больше всего пострадали Ясенево, Теплый Стан, Орехово-Борисово, Выхино, Рязанка, Нижегородка, Кузьминки, Люблино, Марьино, Капотня. В этих районах не работали светофоры, прекратилась подача воды, не ходили троллейбусы и были наиболее непроходимые транспортные заторы. Причин для возникновения «пробок» оказалось несколько. Во-первых, отключенные светофоры. Однако заметим, что ключевые магистрали поначалу это затронуло не сильно — движение по Рязанскому и Волгоградскому проспектам было вполне свободным для полудня. А вот все прилегающие улицы стали непроезжими даже для мопедов. Ближе к обеду паралич разбил уже и главные магистрали: к трем часам намертво встали Рязанка, Волгоградка, Каширка, Варшавка, Профсоюзная и Люблинская улицы. Оказалось невозможным въехать в столицу через МКАД со стороны Восточного, Юго-Восточного, Южного и даже частично Западного округов.

Во-вторых, правые ряды улиц парализовали бездыханные троллейбусы. Свою лепту в «пробочное» дело внесли и «бомбилы», останавливавшиеся за голосующими поперек рядов движения. Немало хлопот возникло из-за безалаберных водил, заглохших посреди проезжей части с пустыми баками. Оно и не мудрено, ведь заправиться можно было далеко не на всех АЗС. А продавцы тех колонок, что могли продолжать работу, не преминули воспользоваться ситуацией, в обход антимонопольного комитета увеличив стоимость горючего. Естественно, неразлучный спутник столичных заторов — аварии. Их в этот день было в 1,5 раза больше обычного (правда, это касается затронутых аварией районов). Ситуацию усугубляли неработающие мобильники — достучаться до ГАИ было весьма затруднительно.

На Третьем транспортном кольце, которое окрестили главной автомобильной артерией города, было относительно благополучно, хотя и здесь не обошлось без «засад». Лефортовский тоннель погрузился во мрак, и перестала работать система вентиляции. Инспектора, предотвращая аварии, даже вынуждены были частично ограничить движение. В итоге от Волгоградского проспекта до тоннеля возник солидный затык. По странному стечению обстоятельств, в тот же день на Сущевском Валу образовался провал на крайней правой полосе размером 6 на 9 метров и глубиной свыше 3 метров. Движение троллейбусов и автомобилей стало невозможным. И еще немного о странных совпадениях. Около шестнадцати часов на Волгоградке между станциями метро «Текстильщики» и «Волгоградский проспект» прорвало канализацию. Тонны фекалий вылились на проезжую часть и покрыли ее слоем в 20—30 сантиметров. Проспект полностью перекрыли.

Подобной техногенной катастрофы, пусть и локального масштаба, столица до 25 мая никогда не знала (хотя два года назад — 9 июня 2003 года — москвичи видели нечто подобное. Тогда на Замоскворецкой линии метро произошло ЧП, из-за которого на весь день Южный округ оказался отрезанным от остального мира. Но работали светофоры, бензоколонки, магазины, банки, МОТОТРЭРы, не было перебоев с водоснабжением). И по большому счету, оказалась к нему не готова. И если бы обесточенным оказался весь мегаполис, даже страшно подумать, к чему бы это могло привести. Запасными вариантами жизнеобеспечения, как выяснилось, власти не располагают.


КСТАТИ

Для регулирования движения на трассы вышли даже кабинетные работники. На всех обесточенных перекрестках трудились люди в серой форме, однако ситуацию это спасало мало. Видимо, большинство инспекторов жезл умеют использовать лишь для остановки нарушителей и почесывания затылков.

Пострадали и желающие зарегистрировать приобретенное авто или пройти техосмотр. Из-за отключения электричества в нескольких округах не работали МОТОТРЭРы, правда, не стоит думать, что у их сотрудников появился лишний выходной. Всех, включая паспортистов, призвали «под ружье» и отправили кого разруливать «пробки», а кого — оформлять многочисленные мелкие ДТП.


None