Настоящий внедорожник начинается с трактора

Конструкторское бюро, возглавляемое одним из самых умных автомобильных инженеров ХХ века — Фердинандом Порше, особо никогда не процветало. Заказы были, порой даже очень неплохие, но они хотя и позволяли приложить свою гениальность, тем не менее подразумевали конкретный продукт и никогда не оплачивали порывы.

Конструкторское бюро, возглавляемое одним из самых умных автомобильных инженеров ХХ века — Фердинандом Порше, особо никогда не процветало. Заказы были, порой даже очень неплохие, но они хотя и позволяли приложить свою гениальность, тем не менее подразумевали конкретный продукт и никогда не оплачивали порывы.


Поэтому даже тот автомобиль, что после войны стал первой машиной марки «Porsche», был побочным продуктом работы над бестселлером VW — «жуком» (тип 64), — учредителю предприятия, Германскому трудовому фронту, совершенно не нужным.

И хотя фирма «Porsche» все равно встала на ноги и даже начала стабильно производить свои собственные автомобили, почти все время своего существования она не особо процветала, постоянно выполняя сторонние заказы. И поэтому довольно внезапно, но оказалось, что в наши дни «Porsche» — это богатейшая, преуспевающая и очень респектабельная фирма, выпускающая только дорогие или очень дорогие автомобили, имеющая несколько заводов, инжиниринговый центр и даже свою спортивную трассу. Метаморфоза произошла незаметно, но успешно.

Волшебная пустошь

Самый новый завод «Porsche» построен в Лейпциге. Когда фирма только пришла на эту территорию бывшего ГДР, население с таким азартом бросилось писать заявления о приеме на работу, что на 300 необходимых мест было подано 30 000 заявок. Те, кто был принят, считают это своей самой большой жизненной удачей, остальные пребывают в печали, переходящей в депрессию. Безработица в этом некогда очень небедном социалистическом городе огромна.

По нашим меркам завод «Porsche» — предприятие некрупное. И не по количеству людей, а по занимаемым площадям. Всего несколько корпусов, почти не потребовавших под себя землю, да огороженные забором окрестности, кажущиеся заброшенными пустырями. А на самом деле это внедорожная трасса для испытаний, доводки и покатушек Porsche Cayenne. Причем раньше на этом самом месте квартировала советская танковая часть со своим полигоном. Часть его сохранена до сих пор, и именно по бывшим танковым рвам, пехотным траншеям и бывшим дотам ездят теперь Cayenne, которые многие по незнанию принимают за «паркетники». Кроме внедорожной трассы здесь же трасса гоночная, с профилированными поворотами. Когда ее строили, у фирмы был заказ на машину для «Формулы-1», поэтому строили по самым высоким требованиям. Но сотрудничество с «Формулой» не состоялось, а трек и, что еще более полезно, инженерные наработки остались.

И очень пригодились для создания модели 911 GT. На заводе в Лейпциге как раз и выпускают две модели — Porsche Cayenne и Porsche 911 GT.

Железная логика производства

При входе на завод, в вестибюле, стоит небольшой трактор... Porsche Diesel. Оказывается, фирма не осталась в стороне от общегерманских усилий по возрождению страны после войны и для родного сельского хозяйства и построила этот трактор. Выпустили за все время 120 000 штук. Кстати, среди топ-менеджмента фирмы иметь такой трактор на своей вилле считается верхом шика. Что и понятно. Ведь когда на работу каждый день ездишь на автомобиле, на который облизывается полстраны, в своем кругу выпендриваться можно только трактором.

Кто самый главный на любом нашем заводе? Естественно, директор. А здесь — логистик. Завод не обременен никакими грязными и громоздкими производствами, не штампует и не варит кузова, не занимается их покраской и не льет блоки цилиндров. Готовый кузов приходит из Чехии, с завода, выпускающего Volkswagen Touareg; двигатели и трансмиссия идут с головного завода в Цуффенхаузене; монококи для GT — из Италии. В Лейпциге же — только финальная сборка. А поскольку нет привычного для нашего производства склада запчастей и все, что нужно в дело, поступает прямо с колес, то от четкости поставок и в первую очередь от профессионализма логистиков зависит ритмичность и даже качество производства. И, как полагается при развитом капитализме, главному человеку производства необходимо всецело помогать, поэтому доставка организована на таком уровне, о котором лучше не говорить нашим автомобильным директорам. Например, каждый железнодорожный вагон, везущий кузова, имеет свой GPS-модуль, и любой логистик ежесекундно определяет положение грядущих кузовов в пространстве и с точностью до сантиметра знает, сколько ему еще осталось проехать.

Рабочая гордость истинного арийца

Начиная с самого первого послевоенного Porsche, на заводе было принято, что сборка одного двигателя выполнялась от начала и до конца одним рабочим, получавшим право ставить рядом с номером готового изделия свои инициалы. Гордость за выполненную работу подразумевала ответственность за нее — каждый агрегат отправлялся на двухчасовую проверку на стенде. В наши дни эта система усовершенствована. Как только кузов поступает на завод, на него крепится электронный блок, в память которого «зашита» вся будущая комплектация, начиная от цвета салона и заканчивая номером модели свечей зажигания. Так вот, каждый гайковерт на заводе соединен с компьютером. И поэтому все операции, произведенные над автомобилем, фиксируются в памяти этого блока во всех подробностях, включая даже момент затяжки каждой конкретной гайки. Вся информация хранится 15 лет, на протяжении которых в любую секунду можно установить не только кто именно делал ту или иную технологическую операцию, но и как он ее делал. Тем самым личная подпись ставится на всем, до чего только дотянулся современный рабочий завода «Porsche», и подпись эта не только оставляет его имя в недолгой памяти потомков, но и делает его ответственным за свою работу на целых 15 лет.

У «Porsche» обширная дилерская сеть. Но тем не менее в Лейпциг ежегодно приезжают 2000 взволнованных клиентов, чтобы получить свою машину из рук тех, кто ее сделал. И, полюбовавшись на производство, они либо сразу радостно уезжают, либо остаются, чтобы опробовать покупку на треке или танковом полигоне, а заодно поучиться автомобилем управлять.

None