Один автомобиль в минуту

Несмотря на то что наши люди самодостаточны, имеют собственную гордость и ощущение величия страны, ездить за границу за опытом они не перестают. И в чистые и ухоженные страны уходят караваны чиновников, номенклатурщиков и больших начальников, чтобы наконец узнать, как же правильно «там» делается то, за что они «здесь» получают зарплату.

Несмотря на то что наши люди самодостаточны, имеют собственную гордость и ощущение величия страны, ездить за границу за опытом они не перестают. И в чистые и ухоженные страны уходят караваны чиновников, номенклатурщиков и больших начальников, чтобы наконец узнать, как же правильно «там» делается то, за что они «здесь» получают зарплату.


С момента падения железного занавеса прошло уже больше 10 лет, ездят уважаемые люди постоянно, но опыт все никак не желает перениматься, и потому никакого ощутимого результата нет. Вполне возможно, оттого, что ездят они не в те страны. Конечно, рассматривать чужие достижения приятней всего из ресторана на Елисейских Полях, мюнхенского пивного бара, на худой конец из паба на Пикадилли. А на самом деле узнать, как и что делается по уму, можно не в Европе и даже не в Америке, в которых уже все давно исправлено, построено и достигнуто. Ездить надо в Корею. Только в этой стране можно просветлеть разумом и увидеть в режиме on-line строительство светлого и разумного завтра, причем в масштабах всей страны сразу.

Автомобильный завод «Hyundai» в городе Асан — это учебник. По нему можно узнать, как же на самом деле правильно выпускать автомобили, организовывать производство, пользоваться технологиями и преуспевать в качестве. Еще 10 лет назад это было неплохое производство, которое выпускало неплохие автомобили. Сегодня завод в Асане — это один из двух самых современных заводов в мире, на котором выпускаются соответствующие машины. Второй аналогичный завод есть только у немецкой «Audi».

Представьте себе цех, в котором двухэтажный станок режет по выкройкам металл. Стерильный белый пол, ни капли масла, чистый воздух, ни одного рабочего вокруг. Раскроенный металл по линии автоматически подается под пресс, который, постоянно меняя лекала, штампует сразу весь автомобиль. Та же чистота, вокруг ни пятнышка масла, как, впрочем, и вообще никакой грязи. Готовые детали автоматизированная платформа на автопилоте развозит по цехам. При этом она мигает четырьмя лампами, гудит и едет осторожно и не торопясь. Про нее известно, что зазевавшегося человека техника распознает сразу и тут же останавливается, хотя эксперимент показал, что это не так и катит она, как танк на пехотинца. Правда, на пути у нее встал европейский журналист, а не корейский рабочий. Может быть, своего от чужого она отличает по эмблеме «Hyundai» на груди и только в этом случае объезжает. В общем, чужих не любит.

На ответственных участках сварки установлены щиты с образцами, контрольными точками и разметкой. Содеянное роботами регулярно сверяется с этим эталоном, чтобы минимальные отклонения обуздать сразу, не давая им разрастись до масштабов проблемы. Поэтому на автомобилях все детали идеально подходят и ни один зазор не меняется ни при каких обстоятельствах.

Чтоб меньше шумело, да и ради техники безопасности, все закрыто до потолка щитами, ограждениями или забрано сеткой. Даже при чисто русском желании сунуть в производственный процесс палец или бросить под шестерню отвертку шансов нет никаких.

Первые люди на производстве более-менее проглядываются на участке сварки кузовов, а также на финальной сборке автомобилей. Но на сварке они только надсмотрщики за техникой. Помахивая мобильными телефонами, смотрят то на трудовые подвиги робота, то на контрольные лампы управляющего компьютера. При этом по цеху разносится классическая музыка. Зато когда техника поперхнулась производственным процессом, вместо панической сирены, тревожно орущей, о проблеме людям сообщила специально подобранная мелодия. Тоже классическая. Двое в синих куртках тут же куда-то умчались и через минуту успокоенные вернулись к рабочим местам.

Зато на сборочном конвейере живые люди есть уже на каждом посту. Операции, доверенные им, в основном сводятся к аккуратному прикручиванию деталей, нежно подаваемых манипуляторами. Два движения отверткой, один оборот гаечного ключа, и машина уходит на следующий пост. При этом такие движения, как открыть и придержать багажник, доверены роботу, а рабочий, например, вкладывает уплотнитель и обстукивает его киянкой. После чего робот вежливо захлопывает багажник.

Как и полагается приличному производству, везде где только можно висят плакаты по технике безопасности. Но это не грозные окрики, которыми принято пугать наших рабочих. Это комиксы на производственную тему. Простые и очень веселые. А в коридорах самые настоящие стенгазеты, близкие русскому пролетариату. Вот только сделаны они на компьютерах и посвящены не соцсоревнованию, а буржуазным излишествам. Например, корпоративному отдыху. На фотографиях рабочие радуются совместно наловленной рыбе (при этом все трезвые), играют в баскетбол или лежат на пляже на берегу родного Желтого моря.

Время от времени в цехах встречаются телефонные кабины, отделанные изнутри шумоизоляцией, — разговаривая по телефону, на собеседника не приходится орать.

Здесь же, в соседнем цехе, собирают двигатели. Технологии третьего тысячелетия оставили людям только контрольные функции. Присмотреть, вовремя нажать пару кнопок, полюбоваться на результат. То, как в Асане собирают моторы, нашим производственникам, пожалуй, лучше не показывать. Увиденное может лишить их остатков патриотизма и ощущения величия нашей страны. Каждый движок выглядит так, будто его готовят к выставке, а не к установке под капот, где его никто никогда не увидит. Об эталонном качестве этих агрегатов им лучше и не думать.

В таких условиях на заводе в Асане выпускаются две модели: Sonata и Grandeur. Особенность всей Кореи в целом и автомобильного производства в частности в том, что у них развитие идет не поступательно и по спирали, а как бы ступенчато и всегда резко вверх. При этом и страна, и ее технологии постоянно перепрыгивают через две-три, а то и четыре ступени. Оба автомобиля не являются продолжателями своих предшественников. Нынешняя Sonata и нынешний Grandeur от них отличаются кардинально, они перепрыгнули через пару эволюционных ступеней и ушли в огромный отрыв. Учитывая, что их предшественники были очень хорошими и современными автомобилями, эти двое невиданно современны. Нашему автопрому их не догнать вообще никогда, а всему прочему они предложат очень серьезно потесниться.

None