Роман Русинов:

Впервые Роман Русинов сел за руль карта в 1997 году, а уже через три года стал первым русским — победителем международных кольцевых гонок. Тогда он выиграл интернациональный финал «Формулы «Renault». И понеслось… «Формула «Palmer Audi», европейский чемпионат «Формулы-3000», серия «Le Mans Endurance» (чемпион 2004 года), чемпионат мира GT в составе «JMB Racing». Неудивительно, что для придания «российской составляющей» команде «Midland Jordan» выбор пал именно на него…

Впервые Роман Русинов сел за руль карта в 1997 году, а уже через три года стал первым русским — победителем международных кольцевых гонок. Тогда он выиграл интернациональный финал «Формулы «Renault». И понеслось… «Формула «Palmer Audi», европейский чемпионат «Формулы-3000», серия «Le Mans Endurance» (чемпион 2004 года), чемпионат мира GT в составе «JMB Racing». Неудивительно, что для придания «российской составляющей» команде «Midland Jordan» выбор пал именно на него…


Правда, пока я не участвую в работе команды, хотя позже собираюсь тестировать новое шасси «Midland». Поскольку «Midland» купил действующую команду «Формулы-1» «Jordan», по регламенту команда не имеет права проводить тесты новой машины до ноября. Так что сейчас компания «Dallara» делает новое шасси, а в конце года мы будем над ним работать.

— А как насчет того, чтобы не просто протестировать шасси с твоим участием, но и тебя самого как пилота?

— Мы именно к этому и стремимся! И не просто к тестам, а к участию в чемпионате мира «Формула-1». Сейчас все места заняты, и я могу рассчитывать только на следующий год. Но это, может быть, и к лучшему, потому как в следующем году появится новая мощная, быстрая машина.

— Таким образом, шасси разрабатывает компания «Dallara», а зачем же «Midland» приобрел аэродинамическую трубу? Будет разрабатываться альтернативный вариант машины?

— Нет, готовится один вариант шасси, просто его можно будет тестировать одновременно с двух сторон.

— Что, по-твоему, сейчас происходит в «Формуле-1»? В частности, с «Ferrari».

— А с «Ferrari» происходит то же самое, что уже бывало в прошлом. Помнишь, когда Михаэль Шумахер только пришел в «Ferrari», они так же, как и сейчас, не выигрывали. Но в итоге все вместе «сели за стол» и долго работали. А потом выиграли все, что только можно! А затем поменялся регламент, и пришлось начинать все сначала. Думаю, как только они все доработают, поймут, что не так, они снова начнут выигрывать.

— А на кого бы ты поставил — на «Renault» или «McLaren»?

— На «Renault». В «Формулу-1» они пришли с четкими планами и как бы сказали: «Вот мы придем в «Формулу-1» в таком-то году, и нам понадобится примерно три года, чтобы начать выигрывать гонки, и чуть больше, чтобы выиграть чемпионат». Так и происходит.

— Согласен ли ты с тем, что «Формула-1» — это вершина автоспорта? Некоторые считают, что «элитность» гонок Гран-при излишне раздута средствами массовой информации.

— Безусловно, «Формула-1» — самый дорогой и «раскрученный» чемпионат. Чемпионат мира GT, в котором мы сейчас выступаем, мог бы составить конкуренцию «Формуле-1», но там нет Экклстоуна и такого большого бюджета. Пока нет. А если большой бюджет будет, то за несколько лет и популярность GT можно поднять на подобный уровень. С технической точки зрения «Формула-1», безусловно, вершина! Потому что там ездят на данный момент самые лучшие машины, самые дорогие. Сами знаете, какие технологии используются в «Формуле-1»…

— Не понизят ли эту вершину новые правила, в частности, грядущее сокращение объема двигателя с 3 до 2,4 литра?

— Нет, не думаю. Дело ведь не только в объеме. Много лет назад в «Формуле-1» использовался двигатель объемом 1,5 литра с турбонаддувом, он выдавал мощность более 1000 л.с. У нас в GT стоит шестилитровый мотор, но в полную силу он не используется, поскольку на нем имеется рестриктор, что, естественно, снижает мощность, чтобы поставить всех участников примерно в одинаковые условия. Кстати, когда двигатель будет меньше, то и машины станут легче!

— Почему ты решил сделать ставку на GT?

— Мы решили пойти по пути Марка Уэббера и, кстати, Михаэля Шумахера. Они, перед тем как пойти в «Формулу-1», выступали в GT.

— И как обстоят ваши дела?

— Мы пришли с конкретной целью выиграть все первенство. Правда, первые гонки для нас сложились не слишком удачно, потому что каждый раз мы проводили на один пит-стоп больше, чем планировали. То расход топлива был не тот, то колесо спускало, то нас штрафовали (за превышение скорости и за то, что мой напарник совершил обгон под желтым флагом)…

— Расскажи о своем экипаже.

— Филипп Петер — очень опытный пилот, выступает в составе «Red Bull» уже более десяти лет и уже выигрывал гонки на Audi R8. Крис Банкомб в прошлом году гонялся в GT на Ferrari, а до этого выступал в «Туринге». Второй экипаж «JMB Racing»: Андреа Бертолини (официальный тест-пилот «Ferrari» и «Maserati») и Карл Вендлингер — экс-пилот «Формулы-1».

— В календаре чемпионата 24-часовая гонка в Спа. Каковы особенности таких длинных гонок?

— Главное — не допускать ошибок. Ехать без ошибок один час легче, чем 24 часа. А так все то же самое. Если раньше это были гонки на выживание, то теперь машины стали надежнее, можно ехать на все сто. А физически? Ну мы ж тренируемся, готовимся к таким нагрузкам. В экипаже — три пилота, мы же сменяем друг друга за рулем.

— Говорят, пилот «Формулы-1» испытывает чудовищные перегрузки…

— А в GT ехать еще сложнее, потому что тут машина закрытая. Допустим, на гонке в Имоле температура трассы составляла около 40 градусов, воздуха — 36, а в машине было около 60. То есть плюс ко всем перегрузкам очень жарко.

— Много ли народа собирается смотреть гонки GT, ощущаешь ли ты себя звездой?

— Например, на гонке «1000 км Ле-Мана» обычно очень много народа, правда, раза в два меньше, чем на «24 часах Ле-Мана», но все равно очень и очень прилично. Много зрителей в Италии, в Великобритании, а вот в Маньи-Кур поменьше. Вход в паддок платный, так что туда вполне реально попасть, что, к примеру, в «Формуле-1» невозможно вообще.

— Пока Россия займет подобающее положение в мировом автоспорте, твоя карьера гонщика уже может завершиться… Я имею в виду, пока у нас появится трасса, этап чемпионата мира…

— Думаю, если в ближайшие года три этого не произойдет, то этого не произойдет никогда. Спонсоры либо придут сейчас, когда в «Формуле-1» уже появилась российская команда, либо… скажем, лет через сто. О том, что трассу в России строят, говорят уже в течение десяти лет, но пока мы так и не сдвинулись с места!

— С высоты своих нынешних достижений какой бы ты дал совет мальчишке, который решил начать заниматься автоспортом?

— Самое главное, я считаю, нужно сразу начинать ездить именно в Европе! Например, тот же Михаил Алешин мог бы не выступать в российском «кольце», а идти в европейский чемпионат, где он ездит сейчас. Дело не в том, что у нас гонки плохие, здесь тоже можно кататься. В свое удовольствие. Но ведь все ездят ТАМ! Из той же Бразилии молодые гонщики едут в Европу. Так что если вы хотите выбиться на высокий уровень, то нужно начинать кататься именно с теми людьми, с которыми вы будете соревноваться дальше, в той же «Формуле-1».

Я с 2000 года ездил в «Формуле «Renault» с тем же Кими Райкконеном, Фелипе Массой... и, кстати, с ходу выиграл интернациональный финал…

— Тогда для чего же нужен российский автоспорт и нужен ли он вообще?

— Он нужен. Но он не должен замыкаться в рамках России, а должен выходить за рубеж. У нас должны быть трассы для интернациональных чемпионатов, а наши ребята должны выступать не только в России, но и за рубежом. А пока таких, как я, немного. Кажется, только я, Алексей Васильев, Николай Фоменко и команда «ЛУКОЙЛ» («Формула «Renault») выступают за рубежом.

— То есть у нас должны проводиться этапы той же «Формулы «Renault»?

— Да. Хотя бы «Формулы «Renault»! Это же, по сути, самое начало… Конечно, есть еще более «мелкие формулы», например, «Campus». Но «Renault» — это уже для тех, кто более или менее начинает заниматься автоспортом профессионально. Дело в нашем менталитете. Российские компании предпочитают делать рекламу, в которой, например, грузовик с логотипом может красиво ехать по нашей стране. И все. Вот, к примеру, компания «Red Bull» поняла, что им намного дешевле прилепить наклейку на спортивный автомобиль, который выступает в соревнованиях, и это гораздо эффективнее, чем платить за секунды телевизионного эфира.

— Твои планы на ближайшее будущее? Если не «Формула-1», то что?

— Если мы не идем в «Формулу-1», то остаемся в чемпионате мира GT либо отправимся в CART — американскую «Формулу-1». Было бы интересно принять участие в «500 милях Индианаполиса»… Все возможно. Были бы спонсоры…

None