Легки на подъем

Ибо вызволить машину из автотюрьмы, не «позолотив ручку» эвакуаторщикам и гаишникам, сегодня просто нереально. Даже если вы будете парковаться на улицах Москвы с соблюдением всех пунктов ПДД, это еще не значит, что ваш автомобиль не отволокут на штрафстоянку.

Ибо вызволить машину из автотюрьмы, не «позолотив ручку» эвакуаторщикам и гаишникам, сегодня просто нереально.

Даже если вы будете парковаться на улицах Москвы с соблюдением всех пунктов ПДД, это еще не значит, что ваш автомобиль не отволокут на штрафстоянку. Не единичны случаи, когда негодяи забирали машину с какой-нибудь тихой улочки, где остановка и стоянка разрешены, но в документах по эвакуации указывали, что авто «поднято» на совершенно другой улице, буквально из-под знака «Остановка запрещена».

…10 ноября 2007 года. Светлана припарковала свою машину на Зубовском бульваре возле дома №29, где, собственно говоря, и проживает. Припарковала, не боясь эвакуации, поскольку, будучи местной жительницей, прекрасно знала, что ни знаков, ни разметки, запрещающих оставлять тут авто, нет. Но около 3 часов ночи за окном послышался шум.

Это приехали эвакуаторы. Забирать машины, стоящие вдоль тротуара. Когда Света спустилась на улицу, один эвакуатор уже увез ее «ласточку», а другой погрузчик нацеливался на соседскую машину. Появление нежелательных свидетелей явно не входило в планы работяг. Они моментально свернули свою деятельность и умчались восвояси.

Уже в следующую секунду возле Светланы нарисовался типчик (госномер его машины А 984 ЕМ 150), предложивший за 7000 рублей оперативно вызволить авто со «штрафника». Куда деваться? Пришлось башлять.

Минут через десять доброхот привез владелицу эвакуированного авто в отделение ГАИ, что на Проектируемом проезде. Взяв у Светланы «права» и документы на авто, мужичок вошел в гаишное логово и вышел из него уже через пару минут, размахивая протоколом, где было написано, что девушку наказали за неправильную парковку... устным предупреждением!

Далее с этой бумажкой «жучок» повез несчастную на спецстоянку в Капотню. Сунув в нос привратнику «автотюрьмы» протокол, девушка смогла забрать свою машину.

…Другая история корнями уходит аж в 2006 год. В августе у нашего героя исчез его автомобильчик, припаркованный неподалеку от Павелецкого вокзала под запрещающим знаком. Обнаружив пропажу, владелец первым делом по телефону связался с диспетчером эвакуационной службы, но на том конце провода сообщили, что в их базе данных такой машины нет.

«Стало быть, угнали», — взгрустнул теперь уже бывший автомобилист и побрел в ближайшее отделение милиции заявлять о происках воров. По процедуре, прежде чем принять заявление об угоне, дежурный обязан связаться со службой эвакуации, дабы проверить, действительно ли авто похищено, а не помещено на штрафстоянку. В телефонной трубке милиционер услышал тот же ответ: «Такой машины в нашей базе данных нет».

...Прошел год с тех пор, как исчезла «Ока». И вдруг в почтовом ящике владелец «малютки» обнаружил письмо от столичной службы эвакуации с выставленным на полмиллиона рублей счетом за хранение в течение года на их стоянке «Оки». Если учесть, что рыночная стоимость машинки всего лишь 20 000–25 000 «рэ», то вызволять «ласточку» на таких условиях, было, мягко говоря, нецелесообразно. И махнул бедолага на свою машину рукой.

Прошло еще полгода — и вновь весточка от эвакуаторщиков. На сей раз они вручили хозяину малолитражки повестку в суд. От исковых требований автовладелец аж крякнул — 700 000 рублей за оказание услуг по хранению авто на спецстоянке (тариф у ГУПа грабительский — 80 рублей за каждый час пребывания автомобиля на «штрафнике»).

Судебные тяжбы еще не начались. Но мы уверены, что Фемида в этом споре окажется на стороне автовладельца, а не произвола, граничащего с беспределом. Тем более что по закону служба перемещения транспорта должна в кратчайшие сроки информировать владельцев эвакуированных автомобилей о том, что машина пылится в их застенках.

None