Почему сбежавший с места аварии водитель всегда признается пьяным

Фото: www.vblawgroup.com
В Конституционный суд поступил запрос по порядку применения ст. 264 УК РФ, определяющей наказание для нарушителей ПДД. Как правило, скрывшегося с места аварии водителя суды признают виновным в умышленном отказе отказ от медицинского освидетельствования, что автоматически приравнивает его к пьяным.

Поводом для межсудебных разбирательств стало старое дело, о перипетиях которого напоминает издание «Коммерсантъ». Житель города Иваново Сергей Журавлев в марте 2015 года вышел из ночного клуба, сел за руль автомобиля и не справился с управлением. В аварии погибли два пассажира, находившихся в его машине. Виновник ДТП предпочел сбежать, не дожидаясь прибытия сотрудников правоохранительных органов и был объявлен в розыск. Год спустя он явился к следователю, но тогда уже определить, был ли он пьян на момент аварии, не представлялось возможным.

Тем не менее, Фрунзенский районный суд признал Сергея Журавлева виновным по п. 6 ст. 264 УК РФ и приговорил его к восьми годам колонии общего режима. Судьи опирались на внушительную доказательную базу, включавшую кассовые чеки на покупку двух бутылок водки, видео, где Журавлев пьет шампанское за рулем, акты медицинского освидетельствования его собутыльников и свидетельские показания.

Однако защита не согласилась с приговором. Она заявила, что согласно ст. 264 состояние опьянения может быть установлено только посредством процедуры освидетельствования. С этим аргументом она дошла до Верховного суда, который в сентябре 2017 года вернул дело президиуму Ивановского областного суда. Тот дело приостановил и в свою очередь направил запрос в Конституционный суд с просьбой проверить указанную статью Уголовного кодекса на соответствие Конституции. Слушания назначены на 5 апреля.

Фото: www.deseretnews.com

Распространенная практика российских судов состоит в том, что при определенном наборе косвенных улик они признают скрывшегося с места виновника аварии пьяным. К этому их подвигает стремление нарушителей увильнуть от наказания — ведь кара за управление автомобилем в нетрезвом состоянии куда строже, чем за самовольное оставление места ДТП до прибытия сотрудников правоохранительных органов. Таким образом, они апеллируют к той же статье 264 УК, по которой пьяным считается не только водитель, употребивший алкоголь, но и отказавшийся от медицинского освидетельствования.

Судьи пытаются закрыть лазейку в законодательстве, которая позволяет сбежавшим получить «ничем не оправданные значительные преимущества» и понести меньшую ответственность, чем законопослушные граждане, оставшиеся на месте аварии. Однако Верховный суд счел, что факт отказа от освидетельствования должен быть в обязательном порядке зафиксирован в документах. И он тоже прав.

Возникшая дилемма интересна тем, что в чью бы пользу ни было принято решение, оно все равно выйдет боком обычным водителям. Либо те, кто покинул место аварии, например, в состоянии шока, начнут получать срок за пьянку, либо любители прокатиться «подшофе» будут выходить сухими из воды.

Проблема тут не столько в недоработанности УК — ничего идеального в мире не бывает. Беда в тотальном общественном недоверии к суду, как органу объективного разрешения споров. Именно поэтому так опасны предвзятые и детерминированные решения, принимаемые в последнее время по поводу резонансных дел об авариях с тяжелыми последствиями.

None