12295

Между миром и войной: как выживают автовладельцы Белгорода в условиях террористической угрозы

Белгородская область стала своего рода границей между миром и войной: здесь что ни день — рвутся снаряды, гибнут люди. И это стало такой обыденностью, что к кошмару привыкли не только те, кто между делом узнает об очередных «прилетах» из выпусков новостей, но и жители региона. Портал «АвтоВзгляд» побывал в самой прифронтовой — хотя официально и мирной — зоне России и узнал, что это значит жить под прицелом нацистов. Разумеется, нас в первую очередь интересовала автомобильная жизнь «прифронтовой полосы».
Поделиться
Изображение Между миром и войной: как выживают автовладельцы Белгорода в условиях террористической угрозы

Стоит только миновать плакат «Добро пожаловать в Белгородскую область», как сразу становится понятно, что въезжаешь в регион, где не все спокойно. Контрольно-пропускной пункт здесь всегда был, но вот такого количества полицейских и военных, пожалуй, не встречала никогда. Останавливают практически всех въезжающих и выезжающих, проверяют документы, кого-то просят открыть багажник. Пока стражи правопорядка изучали содержимое грузового отсека нашего авто, сделала несколько фотографий работы КПП.

В следующее же мгновение ко мне подошел человек в форме и настоятельно попросил удалить снимки. При этом он даже проконтролировал, чтобы я стерла фотографии не только из самой галереи, но также из папки «Удаленные». Оно и понятно, ведь такие меры осторожности продиктованы не только желтым уровнем террористической опасности в регионе, но и близостью к линии фронта, откуда могут нелегально вывозить оружие, взрывчатку, да и диверсанты — реальная угроза. От того, видимо, полиция и армия с особым пристрастием вглядываются в лица людей и довольно скудны на разговоры. Если и готовы переброситься парой фраз, то лишь для того, чтобы «прощупать» человека, стоящего перед ними.

А горючки — хоть залейся

На въезде в Белгород сворачиваем на заправку. Несмотря на то, что нефтеперегонные заводы то и дело становятся объектами нацистских обстрелов, на бытовом уровне проблем с горючим нет. На АЗС абсолютно спокойная обстановка: ни очередей, ни дефицита, ни даже намеков на этот самый дефицит в виде надписей типа «в канистры не отпускаем» или «в одни руки — не более 20 литров»…

В ассортименте заправки все марки топлива, причем — по удивительно низким, в сравнении с Москвой, ценам. АИ−92 отпускают по 49,24, «девяносто пятый» — по 53,41, а солярку торгуют по 53,41 за литр. Пока заправлялась, спелась языком с местным автомобилистом с соседней колонки. Спрашиваю, сильно ли подорожало горючее с момента начала спецоперации?

— Нееет, — нараспев ответил мой собеседник. — Ни на рубль не подросли цены, а на некоторых АЗС даже чутка снизились. Мы поначалу думали, что все топливо будет идти на фронт и нам — простым автомобилистам — мало что будет оставаться, но перебоев не бывает, даже когда бомбят НПЗ.

Камеры для «рулевых»

Что удивило: на дорогах совершенно нет гаишных засад, а ведь в былые годы патрули прятались за остановками и в лесопосадках буквально повсеместно. Разумеется, частично их функции взяли на себя камеры, коих и на областных трассах, и в столице региона немало. Мой дядька, живущий в Белгороде, проведать которого я и приехала, говорит, что «письма счастья» за нарушение скоростного режима приходят исправно. А вот инспекторы ДПС и впрямь поубавили пыл по части выявления нарушений, сфокусировав усилия на противодействии терроризму. Впрочем, рейды по пьяным «рулевым» проводят регулярно.

Надо отдать должное, что несмотря на ежедневные обстрелы, дороги тут очень даже ничего. Если снаряды или осколки разбивают полотно, то после проведения всех необходимых следственных действие его моментально приводят в первозданное состояние. Жители более чем довольны работой градоначальника Антона Иванова. По их словам, он со своей командой очень оперативно реагирует на все происшествия, и это касается не только ремонта дорог после бомбежек, но и восстановления инфраструктуры Белгорода, которая, повторюсь, подвергается каждодневным обстрелам.

Продавцы военного времени

Несмотря на близость к фронту, город живет почти мирной жизнью: работают магазины, общественный транспорт и даже автосалоны. Казалось бы, ну кто в такой обстановке станет покупать новую машину? Ан, нет — спрос есть, и местные дилеры работают в обычном режиме. По признанию менеджера одного из автосалонов, сейчас в наличии есть «корейцы» и «китайцы», а вот «европейцев» практически уже не осталось. Цены, на первый взгляд, ниже московских. Но на «вкусный» прайс. вывешенный возле авто, ориентироваться не стоит, поскольку он актуален при сдаче машины в трейд-ин, взятии кредита и покупки дополнительной программы страхования и помощи на дорогах.

Кстати, о страховании. Перед тем, как ехать в Белгород, позвонила в свою страховую компанию, дабы выяснить, можно ли рассчитывать на компенсацию ущерба по КАСКО в случае повреждения автомобиля от разрыва снаряда?

На том конце провода ответили дежурной фразой: прочитайте свой договор страхования, там в условиях подробным образом все написано. Впрочем, не имея юридического образования и отменного зрения, дабы прочесть тот мельчайший текст с условиями, разобраться в вопросе едва ли получится.

Безнадежная обнадега

За комментарием мы обратились в пресс-службу одного крупного страховщика. Ясности больше не стало, поскольку девушка выдала весьма обнадеживающую фразу о том, что «ряд наших программ полностью компенсируют ущерб при ДТП, совершенном по вине неустановленного лица, а это значит, что даже если автомобиль пострадает от военных действий, страховка спокойно покроет все расходы». Свежо придание, конечно, да вериться в него с трудом, ведь если взять любой типовой договор страхования, то там всегда есть пункт о форс-мажоре, который однозначно дает понять, что от разрывов снарядов никто не застрахован. Подтверждает это и председатель «Московского общества защиты потребителей», юрист Антон Недзвецкий:

— Прежде всего, нужно посмотреть договор и понять, что относится к страховому случаю. Если речь идет о военных действиях, то ситуация довольно двояка: с одной стороны, в соответствии со статьей 964 ГК РФ, установлены безусловные основания для освобождения страховщика от выплат возмещения. В том числе и тогда, когда страховой случай наступил в результате военных действий, а также маневров и иных военных мероприятий. Если, конечно, договором страхования не предусмотрено иное. Впрочем, лично я ни разу не сталкивался с тем, что страховщики брали бы на себя риски, связанные с попаданием снаряда в автомобиль или его подрыв на мине. Поэтому, наверняка, компания сошлется, что ситуация произошла в результате военных маневров и выплачивать ничего не станет. Однако есть один интересный момент — несмотря на то, что военные действия очевидны, официально на территории Курской и Белгородской областей их нет. А потому прилетевший в автомобиль снаряд, можно расценивать как терроризм, и в этом случае стандартные условия полиса КАСКО должны покрывать полученный ущерб…

ФОТО: МК В БЕЛГОРОДЕ

Тем не менее, наш эксперт положительно оценивает перспективы подобных дел. Если взять стандартные условия по страхованию, то «ущерб — причинение вреда имуществу противоправными действиями третьих лиц». И в этом контексте действия украинских вооруженных сил можно считать таковыми.

А в целом, в автомобильной жизни прифронтового региона пока каких-то серьезных изменений нет. Конечно, чувствуется некоторая нервозность аборигенов, но общая картина вполне радует глаз. И если бы не воздушная тревога, внезапно сработавшая аккурат в первый день моего визита сюда, можно было бы подумать, что никакой специальной военной операции и нет вовсе…