В луже

Волки подбирались все ближе, готовясь к решающему броску; самого разбойничьего вида мужики со спитыми остатками лиц в пугающих бородищах выцеливали меня из циклопических размеров берданок. А когда кончился бензин, звери прыгнули, люди спустили курки и... И я проснулся. В салоне мирно урчащего Mitsubishi Pajero Sport, засаженного мной по неопытности по самые подножки в невесть откуда взявшееся болотце в жалких шестидесяти километрах от столицы, всего километрах в пяти от Новорижского шоссе.

Волки подбирались все ближе, готовясь к решающему броску; самого разбойничьего вида мужики со спитыми остатками лиц в пугающих бородищах выцеливали меня из циклопических размеров берданок. А когда кончился бензин, звери прыгнули, люди спустили курки и... И я проснулся. В салоне мирно урчащего Mitsubishi Pajero Sport, засаженного мной по неопытности по самые подножки в невесть откуда взявшееся болотце в жалких шестидесяти километрах от столицы, всего километрах в пяти от Новорижского шоссе.

Шесть вечера. Еще светло и тепло. По крайней мере вода, почти по пояс в которой я в одиночку пытался что-то подкопать, что-то подложить и как-то вытянуть, холодной не показалась. Но за четыре часа маленькая лопатка и смешной домкратец вытянуть двухтонную махину из плена мне не помогли. Кончились сигареты и вода, пальцев ног уже почти не чувствовал. Слава богу, бензина оставалось еще с полбака и мобильный демонстрировал почти полную зарядку.

Продираясь сквозь стыд нелепой ситуации (ну не в тайге же, честное слово, опростоволосился, а сел в лужу в центре, можно сказать, российской вселенной), набрал заветные 911, потом 112. Скучный механический голос предложил соединить с милицией, скорой или пожарными. Ни один из вариантов, понятное дело, не устраивал. В книжке с картами Москвы и области обнаружил телефон МЧС. Но почему-то только службы доверия. Через вечное «занято» пробиться так и не смог. Интересно, как доблестных «шойгувцев» умудряются вызывать застрявшие в мусоропроводах алкаши и провалившиеся в канализационные люки лошади-собаки?

На выручку пришел оператор сотовой связи. Девушка не сразу разобралась, что такое «джип», «болото», «джип в болоте» и какого характера последнему нужна помощь. Но за полчаса врубилась-таки и подогнала нужный телефончик. Самодеятельные спасатели согласились помочь за смешные для меня в тот момент 4500 рубликов.

В начале первого их УАЗ после долгих поисков нашел-таки терпящего бедствие горе-джипера. И — немая сцена. Ни лебедки, ни сколько-нибудь серьезных домкратов, ни другого оборудования у предоплаченного, по сути, добровольца не оказалось. И если бы не откликнувшийся на SOS добрый мой приятель, джипер-профессионал, испытывать бы мне никотиновый голод до утра.

Деньги, впрочем, псевдоспасатель взял. Ночные променады нынче дорого стоят. А покататься, видать, хочется. На дармовщинку...

None