8825

Унижение Европы: китайские машины прорвались в финал старосветского «Автомобиля года−2024»

Китайцы «опустят» западный автопром у него же дома
Осознание того факта, что китайские автопроизводители в состоянии «сделать» европейские автобренды на их домашнем рынке, в Евросоюзе, сложилось уже достаточно давно. Однако сейчас оно имеет все шансы материализоваться в титуле европейского «Автомобиля года−2024» (Car of the Year 2024).
Поделиться
Изображение Унижение Европы: китайские машины прорвались в финал старосветского «Автомобиля года−2024»

Имя легковушки, которая становится очередным «Авто года» в Европе, по традиции называют в ходе Женевского автосалона. В 2024-м оглашение победителя состоится 26 февраля. На данный момент известны лишь номинанты на это звание. На первый взгляд, ничего необычного не происходит, шоу раскручивается по стандартному сценарию. Но с одной большущей оговоркой: из 28 моделей машин, изначально заявленных в качестве претендентов на звание европейского «Автомобиля года−2024», четверть оказались «китайцами». Не все они прошли окончательный отбор, но тенденция ясна.

Это BYD Atto 3, BYD Han, BYD Dolphin, BYD Seal, Nio ET7, Smart #1 и Volvo EX30. Все «китайские товарищи» — либо электромобили, либо «гибриды». Не удивляйтесь, кстати, увидев среди них Smart #1 и Volvo EX30. Они давно уже только с виду «местные». Вся «начинка» у них «мэйд ин Чайна». Да и выпускают их отнюдь не в Европе.

Напомним, что в 2020 году Geely приобрела у Mercedes-Benz 50% акций Smart. А через год Geely и Mercedes-Benz организовали СП Smart Automobile со штаб-квартирой в Нинбо, провинция Ханчжоу. В этом конгломерате немцы отвечают лишь за дизайн электромобилей Smart. Сама же машина построена на платформе SEA, разработанной Geely. Массовое производство Smart #1 налажено на заводе Geely в Чжэцзяне. Volvo EX30 также спроектирован на платформе SEA. «Квазишведа» собирают на том же заводе в Поднебесной, что и Smart #1.

фото Volvo

А 27 ноября жюри конкурса определило семь финалистов премии. Ими стали BMW 5-й серии, BYD Seal, Kia EV9, Peugeot E−3008/3008, Renault Scenic, Toyota C-HR и Volvo EX30. То есть «процентное содержание» китайских моделей среди претендентов на титул авто года в Старом Свете выросло с уже озвученных 25% до почти 30%.

Что касается будущего победителя, то тут можно попробовать его назвать заранее — причем с большой долей вероятности. «Авто года−2023» стал электрический кроссовер Jeep Avenger, в 2022 победу праздновал тоже электро-SUV — Kia EV6. То есть два предыдущих года подряд верх одерживали модели-варяги. Не «европейцы». Что сильно повышает шансы именно европейского бренда получить заветное звание в 2024-м.

Существует, конечно, вероятность, что ровно по той же логике «от противного», в феврале на подиум возведут модель с двигателем внутреннего сгорания. Но это вряд ли: массовое «зеленое» экопомешательство на территории ЕС пока что не демонстрирует признаков затухания.

С учетом вышесказанного, максимальные шансы стать европейским Car of the Year−2024 имеются у двух электромобилей: Peugeot E−3008 и Volvo EX30. Последний, повторимся, практически чистокровный «китаец». И если именно он соберет больше симпатий жюри конкурса, мы все станем свидетелями громкого акта унижения европейского автопрома. Мэтров автомобилестроения «уделают» те, кого еще 20 лет назад в Европе никто за автопроизводителей вообще не воспринимал. Короче говоря, запасаемся попкорном: в конце февраля в Женеве обещает быть забавно.