Почему Россия не использует свои военные технологии в гражданских автомобилях

Фото из соцсетей.
Почему мы с такой готовностью соглашаемся жить плохо? Внезапно напавшие на страну санкции вывели из игры производителей автомобилей и комплектующих, вызвав в населении злорадную усмешку: проживем без чужой помощи.

Но подробности «проживания» удивляют: стиснув зубы, мы пообещали самим себе жить скудно, тяжко, примитивно, вернувшись к отсталому, забытому и списанному. В самолюбовании патриотизмом и неизбежной экономической автономией, мы нарисовали сценарий возврата к прошлому. Пригрозили друг другу «Москвичами», патефонами и печным отоплением.

СССР умел удивлять технологиями. Особенно военными. В 1986 году на ходовые испытания вышла подводная лодка «Катран» проекта 613Э под номером С-273. Она первой в мире получила электрохимический генератор на топливных элементах. Испытания доказали принципиальную возможность их применения на подводных лодках.

Нынешний водородный автомобиль Toyota Mirai использует как раз технологию топливных элементов. С 1986 года идея из военного сектора перешла в гражданский, уменьшилась в размерах и подступилась к окупаемости.

LADA Антэл. Загубленный "водородный" проект АВТОВАЗа.
Фото из соцсетей.

Но мы всей страной заранее сдались и обозначили себе цель возрождения самобеглой печи с Емелей, а не прорывных технологий современности. Поставив взаимоотношения с миром на паузу, имея гражданское автомобилестроение и оборонные технологии, самое время взяться за прогрессивное завтра вместо тягостного прошлого.

Жить под санкциями можно не в ватнике, а в анораке, ездить не верхом, а на электромобиле, заправляться не триметилпентаном C8H18, а водородом Н. Если нам важен прогресс и движение вперед, то предпосылок, возможностей и перспектив у нас не меньше, чем для возврата в 1937 год. Вопрос исключительно в целеполагании.