Как получить компенсацию за ДТП, в котором виноват военный без ОСАГО

Случай с бронетехникой Министерства обороны, смявшей в конце февраля этого года в Курске несколько легковушек, получила отчасти счастливый конец. Хозяйка одной из машин сумела починить ее за счет военного ведомства.

Суд принял сторону мадам, на машину которой наехал военный бронетранспортер, оказавшийся на улицах Курска. Согласно решению Ленинского районного суда Курска, в счет возмещения материальных потерь владелице VW Touareg, оборонному ведомству теперь предстоит расстаться почти с миллионом рублей.

Напомним, что ДТП произошло 27 февраля 2019 года на улице Добролюбова областного центра. Всего в нем пострадало пять машин, из которых серьезнее всего — кроссовер женщины. Ее белый Touareg оказался первым на пути БТР-80, который неожиданно начал сдавать задом на оживленной улице. Наехав на капот «немца», бронемашина не остановилась, а продолжила движение, «собрав» в общей сложности 5 легковушек.

Причины столь внезапного маневра военных не получили широкой огласки. Однако любой, кто имел в ходе службы в российских вооруженных силах отношение к вождению БТР знает, что трансмиссия этой боевой машины имеет порой обыкновение заклинивать в положении включенной передаче. Вывести рычаг переключения скоростей из такой позиции можно лишь с помощью кувалды. Либо на ходу, многократно нажимая педаль сцепления, вырвать его оттуда. Подобный «клин» случается, когда из гидроцилиндра привода сцепления уходит рабочая жидкость.

Судя по всему, КП у БТР виновника аварии заклинила в положении включенной задней передачи и он пытался на ходу, сдавая назад, выдрать ее в «нейтраль». Зачем вообще «мехводу» понадобилась задняя передача при прямолинейном движении по городской улице — так и осталось военной тайной.

Надо сказать, что ОСАГО для боевых машин законом не предусмотрено. И сразу после массового ДТП с БТР в Курске представители Минобороны обвинили в нем водителей легковушек, якобы вклинившихся по мнению военных в организованную колонну.

Но суд решил иначе и присудил ответчику (Минобороны, войсковой части 11262, ФКУ «Отдел финансового обеспечения министерства обороны РФ по Курской и Белгородской областям») выплатить в пользу истца «денежные средства в счет причиненного ущерба в размере 864 024 рубля 55 копейки, расходы по оплате услуг эвакуатора в размере 2000 рублей, расходы по оплате услуг юриста в размере 10 000 рублей, расходы по оплате услуг эксперта-техника в размере 25 000 рублей, расходы по оплате госпошлины в размере 11 860 рублей — всего 912 884 рубля 55 копейки».

Самое интересное, что механик-водитель БТР, устроивший ту аварию, по российским законам несет чисто символическую ответственность. В соответствии со статьей 4 закона «О материальной ответственности военнослужащих» за ущерб, причиненный по неосторожности при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие, проходящие службу по контракту, несут материальную ответственность в размере причиненного ими ущерба, но не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет.

Что такое один твой месячный оклад на фоне почти миллиона рублей, на которые ты «нагрел» родное ведомство?!