Почему бензин в России не подешевеет

Кирилл Искольдский
Как известно, в России бензин дорожает только в двух случаях: когда мировые цены на нефть растут и когда они падают. Совершенно иная картина в США, где цены на бензин определяются главным образом экономическими факторами: если нефть падает в цене, то и топливо на заправках дешевеет.

По данным известного сайта globalpetrolprices.com, в феврале 2019 года средняя цена бензина на заправках в США и России практически сравнялась и составила около 68—69 центов (или 45—46 рублей) за литр. В Европе цена топлива гораздо выше. Чтобы не углубляться в сравнения доходов и структуры расходов граждан, остановимся на одном моменте, который кардинально различает розничный топливный рынок РФ с одной стороны и Старого Света с Америкой с другой. Если в других странах цена на заправке зависит от мировых цен на нефть, то у нас она следует глобальным тенденциям только в периоды роста, а обратно — нет, не снижается.

Непосредственной причиной такого положения дел служит структура цены. Для сравнения, основная доля стоимости американского бензина (58 %) определяется рыночными котировками сырой нефти. Еще 15 % приходится на налоги и акцизы, около 17 % составляют издержки на переработку, а затраты на организацию розничной продажи горючего, а также маржу не превышают 10 %.

На отечественном рынке все абсолютно иначе: около 60 % в стоимости бензина составляет фискальная часть — всевозможные акцизы, налоги и сборы. «Котировки сырой нефти закладывают в цену топлива около 10 %. Переработка, логистика и издержки в рознице составляют примерно 20 % стоимости горючего. И лишь 10 % приходится на маржу, которую зарабатывают продавцы топлива», — отмечает замглавы ИАЦ «Альпари» Анна Кокорева.

Собственно, на этом рассуждения можно бы было и завершить: как мы видим, почти две трети от повышения цены топлива поступает государству, при удорожаниях оно быстро привыкает к возросшим доходам и совершенно не заинтересовано эти доходы снижать. А, как известно, именно доходы от сырьевого сектора составляют значительную долю поступлений федбюджета.

Однако другой рукой государство пытается стоимость топлива так или иначе зафиксировать. Резон понятен — как мультипликатор, цена нефтепродуктов участвует в формировании общего уровня инфляции, которая активно поедает поступившие доходы, а также вызывает недовольство населения.

Оба механизма, как и их реализацию, нельзя назвать рыночными. По сути, налицо ручное управление отраслью, хотя и с некоторым камуфляжем рыночной терминологией. В ход идут «пряники» компенсации недополученной прибыли, снижение пошлины на экспорт, с другой — угрозы сделать эти пошлины запретительными, рост налога на добычу полезных ископаемых и акциза на бензин.

Кирилл Искольдский

По словам экспертов, потенциал для снижения стоимости горючего существует. Достаточно привязать уровень экспортных фискальных сборов к мировой стоимости сырья. Однако эта идея не находит положительного отклика в Минфине. Ничего удивительного — это ведомство и отвечает за доходы федерального бюджета.

Участники рынка разработали меры по стабилизации ситуации. «Роснефть» совместно с биржей СПбМТСБ предложили ограничить количество спекулятивных операций в ходе биржевых торгов, а также обратились к Центральному Банку РФ с предложениями по усилению надзора над осуществлением биржевых торгов. Решений по этому предложению пока нет.

Иногда государству приходится договариваться с нефтепроизводителями и вовсе без каких-то иллюзий наличия рынка. Последняя из подобных сделок, о фиксации топливных цен на уровне лета 2018 года, была согласована в прошлом октябре и действует до конца марта. Что будет дальше? Вот что говорит вице-премьер по ТЭК Дмитрий Козак: кабмин будет контролировать «рынок моторного топлива всеми доступными методами, чтобы выдержать целевые показатели, по которым была достигнута договоренность».

Переведем на общедоступный язык. Эпоха ручного регулирования, скорее всего, продолжится, а стало быть, ожидать заметных снижений на биллбордах заправок нам пока не стоит.