Почему установка ГБО в России потеряла всякий смысл

Фото: samarskie-voditeli.ru.
Прошлое лето автомобилисты, сделавшие ставку на пропан-бутан вместо бензина, наверняка будут вспоминать как очень счастливое время, ведь сжиженный газ отдавали всего по 18—19 рублей за кубометр. А сейчас во многих регионах страны пропан-бутан закачивают в баллоны по 30 «целковых». И это настоящая катастрофа.

В этой ситуации самое грустное, что россиян снова «развели» (уж простите за это грубоватое слово). Ведь со всех трибун последние годы нам, автомобилистам и перевозчикам, талдычили, что газомоторное топливо — топливо будущего. А теперь, когда оно подорожало, из кабинетов посыпались нелепые отговорки в стиле «сами дураки».

Вот, скажем, Росстат. Это ведомство уверенно констатирует, что причина скачка цен — в холодной зиме. Дескать, пропан-бутаном топили дома, спрос подскочил, а предложения не хватило. Летом, естественно, будет попроще и цены поползут вниз. От себя добавим: никогда не ползли, а тут вдруг начнут? Ладно, предположим, что будет именно так.

Сами поставщики топлива говорят, что во всем виноват проклятый Запад, который ринулся скупать дешевое (для них) «голубое топливо» из России. А производителям и поставщикам, конечно, выгоднее «толкать» кубометры обеспеченной европейской публике за евровалюту, чем заботиться об отечественном потребителе.

Вдобавок этому самому потребителю цинично говорят, что газ не подлежит государственному регулированию, поскольку не относится к продукции естественных монополий, поэтому живите по рыночным правилам. Как будто люди сами попросили родное правительство: «Нет, не хотим, чтобы пропан-бутан подлежал государственному регулированию!»

В итоге, из всего этого получилось следующее: в условном Новосибирске водители опять переходят на бензин. Литр «девяносто второго» там нынче стоит 43 рубля, а кубометр сжиженного газа — 31. То есть разница между двумя видами топлива составляет около 30% — это, как известно, тот самый порог, когда бензин оказывается выгоднее.

По идее, следом должны поползти цены на доставку грузов. И, может быть, уже поползли — об этом мы узнаем в финале цепочки, когда увидим свежие ценники на полках продуктовых (и не только) магазинов.