Автоэксперт Сергей Асланян: возрождение «Москвича» — это безосновательные иллюзии

Фото globallookpress.com
Передачу активов группы Renault столичному правительству можно было сформулировать просто: «Мы приняли решение сжечь завод Renault». Или — несмотря на отсутствие в Москве завода по вторичной переработке металла «Серп и молот», мы сдадим оборудование завода Renault в металлолом, а на освободившихся площадях построим элитное жилье. Вместо этого объявлено о переходе завода в собственность правительства Москвы. Но все три варианта означают одно и тоже — кончину предприятия.

Отныне никакого завода, производства и автомобилей на этом месте не будет. Renault ушла с легким сердцем и незапятнанной репутацией, но мало кто помнит, что приходила группа Renault с тяжелым сердцем, из-под палки, став грубым довеском к покупке двух вертолетоносцев Мистраль. Карлос Гон был категорически против работы в России и в знак протеста даже не поехал на подписание договора, отправив своего заместителя. Иллюзия, будто мы очень нужны французам и они ценят наш рынок — самообман. Многолетнее принуждение к сотрудничеству, отработанное французами максимально честно, закончилось подписанием акта о безоговорочной капитуляции.

Перед тем, как приступить к уничтожению завода Renault, столичные власти успешно похоронили ЗиЛ и АЗЛК. Историческая традиция хоронить автозаводы продолжится. Передача французского предприятия московским властям означает его переход в руки людей, не имеющих представления о производстве, не умеющих работать в реальном секторе и не представляющих автомобильную отрасль. То есть микроскоп вручили дворнику в надежде на кандидатскую диссертацию по биологии. Но ведь у нас на все случаи есть Китай, который придет и все сделает за нас?

Китаю ввозить в Россию 100% запчастей, чтоб потом собирать из них автомобиль опасно, невыгодно и бесперспективно. Из этого не следует, что мы не попытаемся заманить товарищей из Поднебесной к себе, пообещав сладость возрождения великого бренда «Москвич», как неосторожно пообещал взволнованный мэр столицы Собянин.

Фото globallookpress.com

Мэр, зачем нам Бердянск? Давайте Италию. Зачем нам труп «Москвича»? Добавьте стиль и кураж в безосновательные иллюзии, замахнитесь на «Испано-Сюизу», «Делоне-Бельвил», «Изоту-Фраскини», «Фрезер-Нэш». В потугах замаскировать похороны завода красивым намерением возрождения, правительство Москвы некоторое время сможет весьма прилично выглядеть.

Но сегодня завод Renault в Москве — площадка финальной сборки. Здесь нет даже штамповки. Поэтому в случае запрограммированной неудачи с «Москвичом» или «Изоттой-Фраскини» можно будет попытаться наладить выпуск утюгов, кофеварок, или простейших мангалов из листового железа.

Но куда девать рабочих, снимая социальную напряженность? В прошлый раз рабочие прятались по цехам еще несколько лет после закрытия. И даже когда от предприятия остались пустые бетонные цеха, в штате числилось несколько сотен человек, а по разгромленным площадям бродили тени несчастных. Но теперь подобной проблемы нет. Нынешние рабочие завода Renault в Москве уедут к себе в Киргизию. Чтобы выпускать французские автомобили в нашей европейской столице пришлось арендовать пролетариат в бывшей советской республике. Остается лишь вернуть всех домой, потратившись на билет.

ПОДПИШИТЕСЬ НА ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОРТАЛА «АВТОВЗГЛЯД» В TELEGRAM