Чем машины Путина хуже автомобилей Эрдогана

Фото newsbeezer.com
В свете сближения России с Турцией в последнее время, политологи находят все больше параллелей между странами — схожая по многим параметрам экономика, правящие десятилетиями президенты, противопоставление себя Западу… Но достаточно сравнить автомобильные проекты двух стран чтобы понять, насколько бесконечно непохожи власти наших стран в понимании того, что нужно народу и глобальному рынку.

У автомобильных проектов, о которых пойдет речь — российского Aurus и турецкого TOGG — на первый взгляд, много общего. К обоим имеют непосредственное отношение президенты стран, оба призваны поднять национальный автопром на новый уровень, на оба возлагают определенные надежды на глобальном рынке. Они даже реализуются почти синхронно — первые серийные «Аурусы» собираются выпустить в 2021 году (правда, прежде обещали уже в 2020-м), турецкие автомобили начнут сходить с конвейера в 2022. На этом все сходства заканчиваются. А отличия в продукте, видении целевой аудитории и перспектив брендов наглядно показывают разницу в приоритетах и в понимании современного рынка турецкими и российскими властями.

Напомним, откуда есть пошла компания с исконно русским названием Aurus: в 2013 году Минпромторг передал НАМИ (ВАЗ, ГАЗ, УАЗ сочли слишком «ширпотребными» для такого элитарного проекта) заказ на «создание автотранспортных средств, предназначенных для перевозки и сопровождения первых лиц государства, а также других лиц, подлежащих государственной охране».

Причем речь в документе идет не о сборке десятка-другого бронированных машин, а о разработке под этот проект целой модульной платформы. Под автомобиль для президента и его окружения создается целое автомобильное производство, новый бренд. Случай в современном автопроме беспрецедентный — обычно чиновники (включая глав государств) довольствуются модифицированными версиями серийных автомобилей.

  • Фото media.sabay.com
  • Фото m.ulkucumedya.com

Позже, правда, выяснилось, что с помощью Aurus в правительстве планируют убить даже не двух, а трех зайцев. Пересадить российскую власть на отечественные автомобили; создать российский бренд, конкурирующий c люксовыми марками на глобальном рынке; наконец, собственная платформа с инновационными разработками должна «определить будущее российского автопрома» (со слов министра промышленности и торговли Дениса Мантурова), а ее отдельные части — войти в конструкцию других отечественных автомобилей.

Что же предлагается в качестве передовой разработки и конкурента, ни много ни мало, Bentley и Rolls Royce? Рассмотрим на примере седана Aurus Senat — о нем сейчас известно больше всего. Консервативного вида автомобиль, в котором угадываются черты Rolls Royce Phantom (причем уже уходящего поколения). Под капотом — V8 объемом 4,4 л. с двумя турбокомпрессорами (598 л. с.) и 9-ступенчатый «автомат» KATE. Силовая установка гибридная, с электромотором между двигателем и трансмиссией, но расход заявлен на уровне 13 л в смешанном режиме. Стоимость в базовой комплектации — от 18 000 000 рублей.

Много ли здесь прорывных технологий? Приятно, что впервые в новейшей истории России у нас, наконец, появился собственный «автомат». Правда, гидромеханическая трансмиссия, массовому применению которой в этом году исполняется 80 лет — во многом пройденный этап для мирового автопрома. Даже последние модели Bentley перевели на более легкий и эффективный «робот», а электромобилям трансмиссия и вовсе не нужна.

  • Фото производителя
  • Фото производителя

Есть также определенная историческая ирония в том, что советская АКП собственной разработки тоже устанавливалась исключительно на чиновничьи ГАЗы и ЗИЛы, так и не дойдя в итоге до массовых «Жигулей» и «Москвичей». Появится ли агрегат с барского плеча «Ауруса» на «Вестах» и «Патриотах»? Так и представляешь, как конструкторы выковыривают лишние шестерни из KATE, чтобы довести количество передач до «народных» 5—6. Турбонаддув применяется на серийных автомобилях уже около 60 лет — и вот, наконец, дебютировал на автомобиле российской разработки, да еще с многолитровым двигателем. В общем, технологическое отставание удалось сократить на несколько десятков лет. Через несколько лет у нас может появиться премиальный бренд с характеристиками автомобиля начала 2010-х.

Теперь оценим турецкий «эрдоганомобиль». Автомобили бренда TOGG были представлены в конце прошлого года. Для многих это стало сюрпризом, однако идею проекта турецкий президент вынашивал с 2011 года. В 2017-м было объявлено, что первые прототипы электромобилей полностью собственной разработки будут представлены через два года — и турки сдержали слово, выкатив сразу две модели. Не пятиметровые членовозы с дизайном в стиле «расступись, чернь», а седан и кроссовер С-класса с футуристической внешностью в духе продукции электромобильных стартапов.

Дизайн разрабатывался в Pininfarina, но конструкция, уверяют турки, полностью своя. Раскрыты некоторые характеристики: два двигателя (200 л. с. и 400 л. с.) и батареи разной емкости позволят проходить 300 или 500 км на одной зарядке и разгоняться до 100 км/ч за 7,6 и 4,8 секунд. Обновления ПО — «по воздуху», через интернет. Воспринимаемая нами как аграрная страна, «всероссийская здравница» Турция создала конкурента Tesla, весьма вовремя оседлав электрическую волну.

Фото i.hurimg.com

Уже достраивается завод на 175 000 электромобилей в год, а чтобы обеспечить его загруженность на первых порах, правительство гарантировало закупку 30 000 автомобилей. На национальных электрокарах будут ездить полицейские, врачи, спасатели — те, кому в России точно не видать роскошного салона «Ауруса». Для покупателей в Турции на TOGG будут действовать скидки и налоговые послабления. Рывок в электромобильное будущее совершит и инфраструктура страны: к 2022 году, когда начнется серийное производство TOGG, в Турции будет построена сеть электрозаправок.

Чей подход выглядит более перспективным с точки зрения рентабельности и востребованности на местном и глобальном рынке? Давайте признаем, Aurus — не автомобильный, а PR-проект, который среди производимой страной техники ближе к баллистическим ракетам и танку «Армата», чем к «Вестам» и «Буханкам». Его выпускают для того, чтобы случайно увидев по телевизору или на дороге, российский гражданин испытал приступ гордости и воодушевления перед тем, как вернуться в продавленное кресло доставшейся от отца «девятки». Для покупателей за рубежом Aurus навсегда останется «русским Роллс-Ройсом» — запоздалой попыткой создать конкурента брендам, зарабатывавшим репутацию многими десятками лет.

Самое обидное, что эта попытка не слишком оригинальна. «Этот автомобиль не просто часть России — это олицетворение нашей державы», гласит текст на официальном сайте Aurus. Все, на что способна держава — воспроизвести давно известные технологии и скопировать дизайн не первой свежести? Россия могла изумить всех чем-то вроде «Кибертрака» — согласитесь, подобному автомобилю идеально подошел бы логотип KALASHNIKOV или UAZ. Или хотя бы ладным, сделанным по современным лекалам и стандартам электрическим кроссовером. Но это из области фантастики — чай, не в Турции живем.