Беспредел по закону: как ГИБДД спaсает виновников ДТП от наказания

фото crimea24
В Санкт-Петербурге мучительно-неспешно разворачивается еще одна мерзопакостная трагедия: с участием сбитой на «зебре» старушки, «слепошарого» водителя-иностранца и способной только перекладывать бумажки полиции. Портал «АвтоВзгляд» узнал об очередной гадкой истории с покалеченным в ДТП человеком.

Началось все перед самым коронавирусным «помутнением» — 11 марта 2020-го года, когда на пересечении питерских улиц Чекистов и Пограничника Гаркавого на нерегулируемом пешеходном переходе некий Янгибоев Шавкат Азаматович на VW Polo, принадлежащем какому-то ООО «Твое дело», сбил Валентину Калинину, пенсионерку 1950-го года рождения.

Бригада скорой медицинской помощи отвезла ее в больницу, где даме была диагностирована тупая травма живота и перелом поясничного позвонка. С тех пор она не ходит, поскольку ноги у нее стали «чужими». Но об этом чуть позже.

Оформлявший это ДТП инспектор ДПС по Красносельскому району Санкт-Петербурга Шумада Илья Юрьевич изготовил протокол и возбудил административное дело №780035002624 в отношении Шавката Азаматович по ч. 2 ст.12.24 КоАП за «нарушение ПДД, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего». Она грозит штрафом в 10 000—25 000 рублей или лишением «прав» на 1—2 года.

Интересно, кстати, как полицейский «на глаз», не будучи медиком, без рентгена или томографа определил, что пенсионерка получила именно средние телесные повреждения? А не легкие или тяжкие?

фото АвтоВзгляд

Еще одна странность этого дела в том, что сотрудник полиции не проверил, хотя и имел возможность, полис ОСАГО аварийщика. Да, по закону не обязан он этого делать. Зато потом потерпевшая лично выяснила, что страховка у ее обидчика на самом деле отсутствует. Так попала дама в историю: осталась без ног и каких-либо шансов на страховую компенсацию.

Вскоре после этого ДТП в стране случился коронавирусный карантин и деятельность полицейских дознавателей фактически заморозилась. А между тем, позвонок у женщины не срастался (и не сросся до сих пор), что, согласно п. 6.1.18 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», считается повреждением, соответствующим тяжелому вреду здоровью.

Следовательно, по факту ДТП должно быть сразу возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК — «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств». Этого не было сделано ни в марте, до коронавируса, ни, как ни странно, до сих пор.

фото АвтоВзгляд

Ведущий этот «административный» случай инспектор по исполнению административного законодательства (ИАЗ) ОГИБДД по Красносельскому району капитан Дмитрий Бровкин только 30 августа (через каких-то два с половиной месяца после отмены карантина!) соизволил направить рентгеновские снимки сломанного позвонка на медэкспертизу.

Зато он не забыл подсуетиться и еще в начале апреля, с одобрения начальника полиции Красносельского района Данлевича Д. Т., продлил себе срок расследования на полгода — до 10 октября. Основание — «в связи с необходимостью проведения судебно-медицинской, автотехнической экспертиз, опросом участников и свидетелей». Вот только в деле до сих пор так и не появилось новых материалов — ни результатов экспертиз, ни показаний свидетелей-участников…

И так же до сих пор непонятно: как теперь пенсионерке получить хоть какую-то компенсацию за потерянное здоровье? Подавать гражданский иск к владельцу транспортного средства — ООО «Твое дело», которое, как выяснилось, невозможно отыскать в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕРГЮЛ)? Про господина Янгибоева в этом смысле даже речи нет — он, скорее всего, уже давным давно утек на свою историческую родину.

фото АвтоВзгляд

Небольшой шанс на хоть какое-то возмещение имелся бы в рамках возбужденного уголовного производства. Но бравый капитан Бровкин до сих пор даже не имеет в деле результатов медицинской экспертизы. А без нее возбудить уголовное дело по составу «тяжких повреждений» невозможно. И в результате… ничего!

Ситуация «висит в воздухе» уже который месяц. Капитан ИАЗ Дмитрий Бровкин прекрасно себя чувствует, не сильно утруждая себя службой. А обезножившая пенсионерка лежит в своей кровати с мыслями о самоубийстве от безысходности и несправедливости. Зато все в рамках закона…