Все о новых Soul, Mohave,Telluride и других новинках KIA для России

Фото avtovzglyad.ru
Россияне больше не хотят покупать бюджетные автомобили, поэтому корейские бренды «переобуваются» в премиум, К900 потеснит «Мерседес», а новый компактный кроссовер, конкурент Hyundai Creta, появится уже в следующем году. Подробнее о премьерах прошлого года и некоторых планах на будущее порталу «АвтоВгляд» рассказал управляющий директор «Киа Моторс Рус» Александр Мигаль.

Компания KIA стала самым популярным иностранным брендом в России в 2018 году. Целая россыпь новинок, длинный модельный ряд и впечатляющая дилерская сеть — слагаемые этого успеха. А еще — наличие бюджетного седана B-класса, который покупают чуть реже, чем чурчхелу на сочинском пляже. Или все несколько сложнее?

Александр Мигаль, управляющий директор «Киа Моторс Рус», раскрыл порталу «АвтоВзгляд» некоторые корпоративные секреты.

Минувший год без оговорок можно занести в актив «КИА». А могло ли быть лучше?

– А нужно ли? Российское подразделение выполнило все возложенные на него задачи: мы реализовали 227 000 машин. Абсолютный рекорд, замечу, за все время присутствия бренда в России. Так что результатом полностью удовлетворены, что-либо менять я бы не стал.

То есть цели догнать и обогнать LADA в 2018 году не стояло?

– Такой цели вообще не стоит. А зачем? Только чтобы стать брендом №1? Звучит круто и помпезно, но какой ценой? Если однажды нам удастся стать «первым номером» для россиян без оговорок — это будет здорово. Но сделать это нужно честно, путем органичного прироста, а не глобальных скидок и работы себе в убыток. Так что пока будем радоваться первому номеру среди иностранных автомобильных брендов.

Кто сегодня главный конкурент KIA в России?

– Ответ прост до безобразия: наш главный конкурент — мы сами. Дело в том, что удержаться на вершине значительно сложнее, чем туда взойти. Держимся, но каких усилий это стоит! Нужно предлагать, предлагать и предлагать. Часто даже идти ва-банк. Иначе российского покупателя в свою сторону не склонить.

– Чем же он так крут, российский покупатель?

– О, это очень сложный клиент! Потребности российского покупателя состоит из трех компонентов. Во-первых, наш человек очень подкован технически и разбирается во многих процессах, осведомлен в технологиях. Во-вторых, очень любит различные опции и высоко ценит оснащенные автомобили. Ну и в-третьих, куда без этого, не готов переплачивать. Найти баланс чрезвычайно непросто, но нам пока удается.

А еще российский покупатель очень любит бренды. Что вы скажете на этот счет в связи с недавней презентации нового флагманского седана К900?

– Наш новый флагман — принципиально новый автомобиль, не имеющий ничего общего с Quoris. Даже название другое. Мы постарались воплотить в этой машине все лучшее, что есть в мировом автопроме: разработки и технологии, дизайн и опции. Постарались сделать «премиальное» доступнее.

Ценовая политика пока не оглашена, кто его главные конкуренты вы не скажете. Может быть, поведаете, кто же его покупатель?

– В первую очередь — владельцы Quoris и обладатели седанов немецких и японских премиальных брендов. Портрет покупателя: мужчины за 40, которые могут и сами сесть за руль, и водителя посадить; успешные предприниматели и управленцы, которые знают толк в автомобилях и умеют считать деньги.

Портрет идеалистический. В России такой человек перемещается на автомобиле со звездой на капоте. Чем же вы его переубедите?

– Качеством отделочных материалов и качеством обслуживания, ценовой политикой. К тому же K900 будет полноприводным, как того просили наши клиенты. Наш новый флагман — это очень сбалансированное предложение.

Полный привод — это здорово. Но как вы можете предлагать особый сервис, если машины будут приезжать к тем же мастерам и в те же дилерские центры, что и KIA Rio?

– Для премиальных моделей мы выделим особых специалистов, а также специальную зону для общения с клиентами — премиальную приемку.

– А не проще и грамотнее было бы, как старшие товарищи из Hyundai, создать премиальный бренд? Две машины у вас для этих нужд теперь есть — K900 и Stinger.

– Дело в том, что обе этих модели нам нужны, чтобы повышать стоимость бренда KIA. С одном стороны, это необходимо для увеличения остаточной стоимости наших автомобилей, с другой — для привлечения большего числа автовладельцев в дилерские центры. Поэтому и Stinger, и K900 были, есть и будут под брендом KIA. По сути — это вектор нашего развития.

Сколько «Стингеров» вы продали в успешном 2018 году?

– Примерно 2400 машин. Предугадывая вопрос о максимальной комплектации, скажу: из них с мотором V6 — около 10%.

Stinger — это только «про имидж» или «про деньги» тоже?

– Мы не имеем права делать что-то исключительно ради имиджевой составляющей. Конечно, про деньги. Просто у таких моделей может быть чуть более долгий срок окупаемости. Но если мы хотим быть на первых строчках — надо привозить такие модели.

Расшифруйте. Мы-то все подумали, что на первой строчке вы исключительно из-за KIA Rio, которую многотысячным тиражом «штампуют» в Санкт-Петербурге.

– Еще в 2017 году «Рио» составляла половину всех наших продаж. В 2018 — уже около 40%. Удельный вес технологичных автомобилей в нашем портфеле увеличивается с каждым годом. В 2019 году процент «небюджетных» машин будет еще больше. Если мы сейчас не уследим за этим трендом, то скатимся с Олимпа. Поэтому K900 и Stinger.

– В прошлом году у вас было много премьер. Какую особо выделите?

– Каждая наша новинка была важна и нужна. Для меня самая важная — Sportage. C этим автомобилем мы подтвердили свое лидерство в сегменте среднеразмерных кроссоверов, вышли по продажам на 3000 машин в месяц — это очень серьезное достижение. А с учетом наших конкурентов — вдохновляет вдвойне! На второе место поставляю Optima, которая заняла второе место в классе. И это в год, когда появилась новая Toyota Camry!

А как же Ceed?

Новый Ceed в большей степени автомобиль «на завтра». Сегмент С сейчас — очень сложный. Во-первых, он сильно сжался за последние годы. Во-вторых — конкуренты очень сильны. Тут и Ford Focus, и Skoda Octavia, вернулся VW Golf, на подходе новая Mazda3. Но предложение должно быть разнообразным, к тому же всегда есть автолюбителт, которые хотят С-класс. Сейчас рынок восстанавливается, таких клиентов становится все больше. Завтра владельцы KIA Rio захотят автомобиль лучше и интереснее, более современный и богато оснащенный. Мы хотим, чтобы они выбрали наш автомобиль. И мы готовы ждать. Поэтому, Ceed!

Куда более приземленная премьера-2018 — KIA Rio X-line. Как она уживается на одной площадке с KIA Soul?

– Очень просто: их выбирают абсолютно разные люди. Все вопросы отпадут, когда мы привезем новое поколение Soul. Это случится уже в 2019 году. А сейчас, вы правы, у нас есть два близких по конструктиву автомобиля, оба — компактные городские кроссоверы. Один — «Икс-лайн» — нацелен на более массовую аудиторию и необходим сегодня, а другой — «Соул» — на более требовательную, но требующую именно компактный автомобиль для перемещения по городу. Это задача завтрашнего дня. Широкая линейка автомобилей позволяет нам держать обе этих модели, чем мы и пользуемся.

– С кем же тогда конкурирует Soul, на ваш взгляд?

– Его главные конкуренты — моноприводный VW Tiguan, Nissan Juke и Toyota С-HR. Как только автомобиль обновится, вы поймете, почему именно эти три SUV я назвал.

– Куда более ожидаемой премьерой был бы новый большой кроссовер Telluride, который вы недавно представили заокеанским коллегам. Не пора ли Mohave на покой?

– Не пора! Telluride построен исключительно для Америки и мощностей завода, по нашим подсчетам, в аккурат хватит для удовлетворения одного только американского рынка. К тому же, кроссовер комплектуется единственным мощным бензиновым мотором. Одним словом, комплектации, которые сегодня есть у Telluride, не позволяют нам привезти его в Россию. Но точку в этом вопросе никто не ставит — все может изменится.

Значит, Mohave остается?

– Идет работа над новой машиной. Над прямой заменой сегодняшнего Mohave. Когда точно внедорожник будет готов, будет ли он носить тоже имя — пока не знаю. Одно могу сказать точно: в течение двух лет мы покажем новый автомобиль, который придет на смену Mohave.

– Еще одна долгожданная новинка от KIA — компактный кроссовер, созданный по образу и подобию супер популярный Hyundai Creta. Когда его ждать?

– Он уже на подходе. В следующем году мы обязательно представим этот автомобиль.

– Говорили даже о локализации.

– А вот на этот вопрос я не буду отвечать. Не моя зона ответственности.

Новый завод по производству двигателей для Rio приведет к снижению цен на ваш самый популярный автомобиль?

– Об этом мы обязательно поговорим, когда завод построят и запустят. Тут вопрос больше не к заводу, а к экономической ситуации в России. В теории — да, запуск завода должен дать нам возможность снизить цены на автомобили. Но уровень инфляции и другие экономические факторы запросто могут нивелировать все наши благие намерения. Подождем — увидим!

Кстати, о двигателях. Вы оставили дизельные моторы на своих кроссоверах, тогда как другие бренды от этой опции избавились. Почему?

– Да, сегмент не самый процветающий, но он есть. Другие убрали, а мы оставили. И дизельный двигатель стал одним из конкурентных преимуществ наших кроссоверов. Пока эта опция имеет под собой финансовое обоснование — будем и дальше предлагать клиентам машины на тяжелом топливе. Не скажу про 2020 год, но в 2019 они точно останутся в российских дилерских центрах.

Фото avtovzglyad.ru

– Прогноз, который дала на 2019 год АЕБ, не самый позитивный — рост на 2—3%, то есть на уровне погрешности. Хотелось бы услышать Ваше мнение.

– Согласен с АЕБ. Первое полугодие уйдет на привыкание к новой ставке НДС, будет небольшой спад, а потом все восстановится. Никаких глобальный пертурбаций не будет. Причин для этого нет.

– То есть за новой машиной лучше идти в первом полугодии, когда дилеры будут испытывать нехватку клиентов?

– Не думаю, что будут большие скидки. «Слива», как такового, ждать уж точно не стоит. Все уже привыкли к новым реалиям, научились считать. Затаренных складов сегодня уже не найдете. Помните, раньше перед Новым годом и сразу после объявляли грандиозные скидки на автомобили? Последние два-три года такого уже почти ни у кого нет. Так что покупать машину нужно тогда и только тогда, когда dы морально и финансово готовы к этой большой покупке.